Книга Тайна Сознания.
Нейрофизиология Пробуждения

Книга Тайна Сознания. Нейрофизиология Пробуждения Саламат Сарсекенов

Тайна Сознания. Нейрофизиология Пробуждения

ISBN: 9785449003720

Объем: 198 стр.

Возрастное ограничение: 12+

Скачать книгу в pdf

Вступление

Если у человека существует предварительный образ того, на что он смотрит, то насколько достоверным является сам процесс наблюдения?
Действительно ли человек видит то, что видит, или он интерпретирует увиденное, формируя Образы и реальность, соответствующие скрытым системам ценностей и убеждений?
В чем возникают эти опыты, могут ли они быть отдельно от того, кто осознает, и от самого Осознания?
Нет ничего, что человек знал бы и воспринимал более непосредственно, чем сознательные переживания, но также нет и ничего, что было бы труднее объяснить, не прибегая к прямому опыту переживания Бытия.

Поскольку целевой аудиторией книги являются люди, не так часто встречающиеся с научной, философской терминологией, постараюсь предельно просто излагать то, что собою представляют Сознание человека и нейрофизиологические процессы духовного поиска. Конечно, с учетом того, насколько возможно «просто» объяснить то, что не поддается никакому объяснению на уровне вербальных символов и застывших знаков.
Вопрос о том, что такое Сознание, только в последние десятилетия начал активно обсуждаться в научном мире. Ранее подобные исследования были подвержены анафеме, поскольку со времен Рене Декарта и Галилео Галилея наука шла по пути исследования, в котором не было субъективного опыта.
Сколько бы люди ни говорили о Сознании — ни одно слово, ни одна мысль не приблизит человека к прямому опыту переживания Сознавания.
Иммануил Кант говорил: «Человек не черпает законы из природы, а предписывает их ей».
Концептуальный мозг рефлекторен в попытках обозначить и уплотнить то, что считает собою. Создавая сущностные характеристики обусловленного «я», он запускает процессы дальнейшей объективизации несуществующего Образа, который начинает говорить и спорить о Сознании. Именно поэтому дальнейший энергоинформационный захват концептуализации внешнего мира через форму своего личного бытия воспроизводит множество интерпретаций по отношению к тому, чем является Сознание.
Механизм распознавания «я и другой», «свой и чужой» приводит к дроблению целостного восприятия. Формирование Образа себя и «кого-то еще» за пределами этого образа происходит автоматически из-за невнимательности самого Видящего к тому, как возникают процессы видения. Поэтому человек болезненно реагирует на критику и на любую другую форму восприятия реальности, которая не соответствует системообразующим качествам Образа себя.
Порою гораздо важнее обнаружить подобные скрытые механизмы ложной самости, чем безропотно следовать мотивационным заповедям продвинутых духовных идей.
Невозможно познать себя с закрытыми глазами без кризиса того, что человек считает собою. Пока существует идея себя и Ищущий продолжает объявлять любой возникающий опыт «своим», поиск будет происходить только внутри представлений о себе.
Задача этой книги состоит не в том, чтобы создать новые механизмы выхода из матрицы или «прогрессивную» модель Просветления для ленивых, а в том, чтобы привести внимание читателей к более ясному Осознанию принципов и механизмов воспроизводства того, что видится мозгом как внешний мир и что создает реальность отдельного Я-образа.
Увеселительной прогулки в данном случае не получится, поскольку книга предназначена для тех, кто «застрял», «запутался», «созрел» и жаждет Познания, ПРОзрения, а не «избавления».

Реализация своей истинной природы представляет собой многофакторное явление. Без детального, системного подхода к тому, как возникают механизмы забвения, человек вынужден застревать в его составных частях и распознавать Реальность только во фрагментарном восприятии ее отдельных элементов. Именно поэтому необходимо актуализировать внимание на исследовании системообразующего фактора таких феноменов, как "Сон себя" и его противоположное качество "Пробуждение". Ищущий является Живой открытой системой, обладающей биологическими функциями, такими как рождение, смерть и воспроизводство. В данном случае под «открытой» системой подразумевается существование других, связанных с ней систем, которые оказывают на нее воздействие и на которые она также влияет. Не каждый способен охватить вниманием Целое. Для тех, кто ищет в Пробуждении личное спасение, эта задача будет представляться сложной.
Осознайте: пока существует восприятие отдельного «я», Подлинное не может быть легким, оно требует труда Души, оно не успокаивает и не обнадеживает отдельное «я», а разрушает его потребность в «гормональной наркомании» и слепое стремление к имитации духовного Пути.
Любая метаморфоза, любое эволюционное движение происходят через кризис подсознательных систем ценностей. Как бы человек ни пытался избежать этого честного и сложного шага к самому себе, итогом поиска становится не то, что мозг видит в качестве Искомого, а видение ограниченности своих собственных программ, что и является предысточником психологического кризиса, выраженного в терминах мистическая ночь души и мистическое распятие.
Возникновение этих краеугольных для Ищущего явлений невозможно объяснить, не прибегая к фактору системного подхода к предмету духовного поиска.

Использование понятия Система впервые прослеживается у Аристотеля. Основы принципов системного подхода в научном познавании Гегель выражал в следующем: «Целое есть нечто большее, чем сумма частей. Целое определяет природу частей. Части не могут быть познаны при рассмотрении их вне целого. Части находятся в постоянной взаимосвязи и взаимозависимости».
Все проявленные объекты и процессы имеют определенный уровень организованности. Эти явления необходимо рассматривать как непрерывные процессы организации и дезорганизации. Чем выше уровень организации составляющих систему элементов, тем сильнее свойства целого отличаются от простой суммы свойств его частей. Это явление я называю Экзистенциональной эмерджентностью, где под эмерджентностью понимаются новые качественные характеристики, которые не имеет ни одна из составляющих целое частей.
Проще говоря, Ищущий в своем классическом варианте разглядывает поиск изнутри функционирования своих собственных свойств. Он не способен увидеть, что психические явления того, что мозг считает Пробуждением, представляют собой лишь отклик внутрисистемных взаимодействий. Именно поэтому знания о мозге не могут быть выброшены за пределы познания целостной структуры.
Внимательно рассматривая объединяющие принципы, Ищущий приблизится к более широкому распознанию того, в чем он возникает в качестве функциональных проявлений Целого. В этом случае понятие структуры связано с упорядоченностью отношений, которые связывают элементы системы.
Задача этой книги — помощь в Осознании проявленного Сознавания, которое является Самоосознающим и Самосущим, а не улучшение входящих в него подсистем. Таких, как Я-образ, не видящий ничего, кроме своих отражений.
«Я» не может быть просветленным, не может быть первичным и отдельным от Сознавания. Принципы взаимодействия «я» с Естьностью через парадигму синтетического чувства авторства создают ощущение безысходности в попытках познать себя, последующую усталость и «духовные неврозы». Составные механизмы этих дезинтегрирующих принципов — предмет нашего пристального внимания в этой книге.

1 глава

Духовный гомеостаз

Все сталкивается с перспективой разрушения, когда один человек взаимодействует с другим через форму слов, в которых отражаются только его переживания. Любой опыт, заключенный в форму, — это всего лишь часть Истины, и она становится статическим суждением слепого о слоне, его идеологической темницей, которую другой воспринимает в соответствии со своим способом видеть форму.
Реальность внешнего мира определяется степенью его «предсказуемости» для тех, кто уже очертил себя знаниями прошлых опытов.
В этом замкнутом на самом себе опыте человек создает игру образов и теней. Называя это реальностью, он легко вовлекается в правила, которые ему предлагают иллюзионисты реальностей.
Такой человек свободен принимать решения только в пределах отведенных ему границ. И только в рамках отформатированного кем-то восприятия он может переживать «свободу», которая обусловлена лишь степенью безопасности.
Когда форма игры кажется более реальной, чем то, в чем она возникает, происходит нарушение духовного гомеостаза. Теперь игра ведется с использованием ресурса другой «формы».
Жажда внешнего поощрения порою на время позволяет маскировать состояние одиночества и тоски по чему-то Таинственному и Родному, простому и прямому узнаванию Себя Бытийного. Но за чередою сменяющихся масок и ролей человек не способен уловить этот таинственный Зов Вечности и охватить себя целостным Видением. Поэтому в идеях о времени он становится все более уязвимым к тому, что о нем думают.

Что бы ни происходило, все возникает внутри Сознания. Любая мысль, облаченная в форму, каждый оттенок психического переживания, люди и события являются проявлением процесса Осознания.
Осознание связывает всё происходящее воедино. Осознание — это сила, удерживающая и объединяющая все части Целого. Осознание не есть мысль, чувство, ощущение или действие. Оно есть То, что их объединяет. Осознание — это первоисточник всего, что есть в организации любой природы, и оно представляет собой системообразующее явление видимой реальности. К подобным системным свойствам относятся эмерджентность, гомеостаз, целостность. Величина энергии свободного, не отождествленного внимания не характеризуется частотой ментальных процессов.
Постулат «Целое — больше суммы его частей» из Аристотелевского трактата «Метафизика» до сих пор остается важнейшей характеристикой организованной целостности.
Создание целого осуществляется посредством интеграции. Иначе говоря, интеграция — это объединение частей в единое целое.
Понятие целостности неразрывно связано с понятием эмерджентности. Напомним, эмерджентностью называется наличие качественно новых свойств целого, отсутствующих у его составных частей. Это означает, что свойства целого не являются простой суммой свойств составляющих его элементов, хотя и зависят от них.
Биологическая форма человеческого существования имеет устойчивую связь с каждым возникающим Здесь и Сейчас. Через игру «образов» и «масок» подобная связь нарушается, и система стремится восстановить нарушенное равновесие, компенсируя возникающие под влиянием внешних факторов изменения. Данное явление носит название гомеостаза. Такие теологические триады, как «Дух — Душа — Тело», «Дао — Дэ — Цзин», «Суть — Присутствие — Проявление», «Отец — Сын — Святой Дух», являются целостными свойствами Духовного гомеостазирования или Экзистенциональной эмерджентностью, в которой Целое — это психически объективизированная реальность, Осознаваемая человеком через прямое и непосредственное восприятие Присутствия.
Объединяемые в систему (целое) элементы могут терять свойства, присущие им вне системы, или приобретать новые. В качестве примера может послужить микромир, где в пространстве субатомных частиц, на частоте которого пульсирует мысль человека, из одних и тех же атомов могут образовываться различные материальные субстанции. Одни и те же химические элементы, соединяясь между собой, формируют разные по физическим и химическим свойствам органические и неорганические вещества. Из одних и тех же категорий специалистов образуются производственные организации различного профиля. Происходит это вследствие различий взаимодействующих элементов, структурного и функционального построения целостных формирований и за счет других организационных факторов.
Например, Я-образ не существует сам по себе, а дополнительно структурируется за счет новых идей, в которых он видит динамическое проявление реальности себя.
В программировании существует термин «переменная», которая представляет собою зарезервированное место в оперативной памяти для временного хранения данных. Ищущий Я-образ состоит из нагроможденных друг на друга подобных перемен, которые по сути своей с глубоким и вневременным Сознаванием, вне контекста опытов, идей и предположений, подвергаются «хакерским» атакам.

«Оставшись сам с собою,
присмотрись к обоим».
Станислав Ежи Лец

Если у системы теряется один из элементов, то теряется связь и с другими и нарушаются принципы вовлечения в очередной виток сна о себе. То есть эти принципы не только имеют системообразующие свойства, но и оказывают декодирующее влияние на систему. В нашем случае влияние происходит на ту систему, которая представляется как Я-образ. Для того чтобы перестать множить невежество, необходимо перестать подпитывать себя информационными «таблетками» о более комфортном и лучшем варианте самого себя в будущем.

Процессы переподчинения одного Я-образа другому основываются не только на внешних программах общественной, социальной коммуникации, но и, как следствие, на молекулярном взаимодействии синаптических связей, которые благодаря методам современной нейронауки поддаются корреляции. Человеческий мозг в первую очередь — биологическая конструкция, а значит, все люди воспринимают и познают мир, основываясь на общих принципах. «Сон» одного человека ничем не отличается от сна другого, в котором присутствует то же самое «я». Это значит, что Самореализация также проявляется на идентичном базовом основании. В следующей части мы обозначим общие принципы забвения своей истинной природы, которым человек пытается следовать через воспроизводство Образов и масок.
Формирование забвения

Все преходящее тленно самим фактом проявления во времени и пространстве, и лишь простое Присутствие Осознанности остается постоянным и нетленным. Оно никогда не поддается воздействию того, что человек может чувствовать или осознавать, включая и свое собственное присутствие.
Когда приходит зрелость и Видение этого простого и прямого опыта Сознавания, Ищущий очаровывается этим духовным инсайтом. И чем ярче воспринимается это очарование и то, что оно также попадает в процесс Осознавания, тем тише оно становится, исчезая в своем собственном источнике.
Существует множество метафор, указывающих на То, что уже Есть как чистое Сознавание всех явлений, скрытое пеленой забвения. Например, образ Пространства, не способного исчезнуть вместе с облаками, или образ капли, забывшей, что она океан.
Я бы хотел привести сравнение, которое указывает на комбинаторные механизмы «Сна о себе». Поскольку алгоритм этого «засыпания» относится к многофакторным явлениям, я посвятил ему целый раздел «Нейрофизиологии Пробуждения». Формирование забвения можно сравнить в данном случае со свойствами головоломки — Кубика Рубика.
Структура и основа головоломки состоит из куба. Его функциональные свойства создают возможность Игры, в которой кажущаяся ценность цветовых соответствий вовлекает Ищущего в то, что можно назвать «поиском Истины». Это происходит потому, что целостная структура мозга с его адаптивными свойствами постоянно находится в динамическом равновесии цветовых соответствий, балансируя между возбуждением и торможением. Равновесие метаболических запросов организма в рамках социальных задач и требований теряется вместе с изначальной Потенциальностью самого Бытия.
Дисбаланс механизмов саморегуляции возникает непосредственно из-за сложных систем внешних коммуникаций человека с человеком, в которых свойства неокортекса (высшей нервной системы) стремятся адаптироваться к субъективным правилам внешней среды.

Структурное свойство Осознавания как бы является первоначальной Сутью куба, дающей возможность состояться игре. Восприятие Ценности этой структуры, или Бытия, очень просто и невыразимо для механистических свойств мозга, требующих восполнить кажущуюся утрату в рамках цветовых соответствий социальных или религиозных нормативов.

Истинное является Структурой самого Бытия, и функциональные свойства «игры в Жизнь» возникают из Искомого. Ищущий в подобной интерпретации является не просто игроком, но и первоначальным импульсом забвения, осуществляющим свои же собственные динамические процессы через функции обусловленного Наблюдателя.
Если цветовые комбинации искажены незначительно, например, всего двумя движениями, то Ищущему легко вернуть все в «искомое положение», также как и ребенку легко знать себя вне контекста своего имени, приложений к нему и социальных инструкций.
К сведению, число всех комбинаций Кубика Рубика составляет 3x3x3 равно ; /2 = 43 252 003 274 489 856 000, а алгоритм сборки Кубика Рубика за минимальное число ходов называется алгоритмом Бога. Мировой рекорд по сборке Кубика Рубика на момент издания книги составляет 4,7 секунды.

Проблема алгоритма забвения и поиска заключена в том, что мозг не математичен, а морфогенетичен. И помимо запутанной комбинаторики социально-обусловленного поведения существуют эндокринные комбинации гормонального фона, комплексные процессы эндогенеза, нейрогенеза, морфогенез. Как я уже неоднократно отмечал, решение любой проблемы представляет собой мультидисциплинарное явление.
Алгоритм Бога, выраженный в соотношении Ищущего и Искомого, не может определяться никакими цифровыми значениями, потому что морфологические принципы воспроизведения самого Ищущего подчиняют его только самому себе. Игрок и игра — это единая структура проявленной реальности, в которой Искомое выражено в Самоосознающем Присутствии, являющимся первопричиной Всего.

Внимание, а не комбинаторное Усилие, является важным процессом алгоритма познания.
Опыт — это хороший советчик для механических достижений знаний, но плохой мастер в обнаружении Живого Источника Бытия.
Быть внимательным к мыслительным процессам — значит осознавать то, что есть и как оно есть, без последующих интерпретаций ума. В этом беспристрастном процессе Внимание теряет напряжение мотивационного свойства и начинает распознавать свой собственный Источник, самого Осознающего. Безусильно самоосвобождаясь от формы деяния, Внимание растворяется в изначальной потенциальности Созерцающего Бытия, обнажая не затронутое умом Присутствие, где нет историй о себе, нет «второго» как неотъемлемой части бинарной программы сна о себе.
Что бы ты ни переживал, это осознается. Мысли, чувства, пространство, в котором существует и тот, кто воспринимает текст, — все это возникает в Осознавании.
Нет ничего, что происходило бы отдельно от Осознавания. Для любого опыта уже присутствует то, в чем этот опыт проявляется. В духовных странствиях подобный процесс Самоосознавания вне дуальных концепций зачастую происходит спонтанно, являясь триггером ярких откровений и последующих психоделических переживаний, создающих ловушки для ума. Чувства — это психическая форма субъективного распознавания и установления методов отличия цветовых соответствий, а значит и бессознательной объективизации Образа себя, который не просто создает психологическое восприятие времени, но и объявляет любой опыт своим.
Именно поэтому Вневременное обнаружение Сути Себя неумолимо и скоротечно поглощается слепыми проекциями самого Ищущего.
Я-образ, отождествлённый с опытом самадхи, сатори, в зависимости от того, как он себе этот духовный трип объясняет, только подпитывает батарейку матрицы сна, продолжая прибивать Ищущего к кресту противоположностей и приводить к безысходности все намерения освободить себя.
В Истинном Духовном Откровении любой возникающий опыт одномоментно исчерпывает себя, исчезая в безусильной Сейчастности, не оставляя за собою никого, кто мог бы вдохновенно заявлять о произошедшем инсайте и с вожделением жаждать новых впечатлений для ума. Сумма всех действий вневременной Сейчастности всегда равна нулю.
Живое может увидеть только Живое в каждом возникающем Здесь и Сейчас.
Слово не равно самому себе

Одно дело — знать название чего-либо и направление предлагаемого движения, другое — Видеть, что за этим стоит и посредством чего происходит движение.
В нашем изложении мы будем активно использовать термины: Ищущий, Исследователь, Мозг, Я-образ, Самость и практически не будем прибегать к словам «ум», «эго».
Необходимо понять, что в этих определениях нет никакого априорного утверждения. Эти термины выделяются только для контекстного изложения существующего материала.
Слово «ум» часто используется вне представления об Ищущем. Производные от него вплетены в предположения, что значит ум. Как правило, из-за этой комбинаторной семантической игры чистое Осознавание быстро сменяется игрой в Осознавание, подменяя изначальные принципы познавательной динамики на имитационные оттенки, которые вдавливают любые намерения познать Себя в бетонные стены безысходности.
В научном мире к слову «ум» относятся достаточно осторожно, поскольку оно является абстрактной метафорой, выражающей динамические процессы мозговой активности.
Многословное красноречие духовных интерпретаций по поводу ума создает множество различных предположений о нем, зачастую удобно возложить на него ответственность за своё бессилие и тьму в самом себе или выставлять его в качестве внешнего демона или Люцифера.
Порою демонические качества человек слепо называет проявлением эго.
«Эго» в переводе с латыни означает «я» и так же используется в различных интерпретациях. Существует множество подходов к определению эго, потому что различные уровни его организации имеют собственные процессы формирования, собственную природу функционирования и собственную логику взаимодействия с внешним миром.
Прежде чем руководствоваться наставлениями духовных учителей и различных мэтров психологии, необходимо уточнять, какое именно значение вкладывает в это понятие автор. Иначе последующие семантические искажения создадут не просто конфликт терминологий, но еще глубже запутают человека, привыкшего искать истину в словах.
Большинство людей воспринимают эго как элемент личного «я», которое не попадает в Осознание по причинам вовлеченности в свои собственные проекции и идеи о реальности. Основная проблема подобного эго заключена в отсутствии Самосознания, которое позволяет интегрировать подсознательные процессы в Единую функционирующую Живую Систему.
Эта Живая, психически объективизированная система распознается человеком как мысль Я Есть, и это первое проявление Духа в плотной реальности застывших символов.
Эго не может являться проблемой для Духа. Дух в контексте книги — первичная структура Самосознания. Эго не является патологической структурой, как представляют его в различных духовных учениях, а служит, в первую очередь, биологической адаптации к внешним условиям существования. Именно благодаря живому импульсу эго человек начинает свой духовный поиск, сначала в надежде обрести покой, а позже реализовать свою истинную природу.
Совершенно естественно чувствовать тело и наслаждаться Жизнью, следовать целям и воплощать идеи, быть в миру, праздновать себя в Жизни и Жизнь в Себе. Все это приносит Радость Существования и представляет собой Живое проявление Единого. Но линейные интерпретации духовного поиска, зачастую демонизируя Самость, слепо исключают взаимодействие Духа, Души и тела. Поэтому большинство ищущих не понимают просветленных мудрецов, которые, созерцая путешествие Бытия в Себе, проживают жизнь со вкусом, не отказывая себе ни в чем. Такой мудрец глубоко расстраивает человека, застрявшего в догматах аскетизма, и оскорбляет его представления о духовности. Но необходимо искренно и ответственно Осознать: когда человек с наслаждением любуется природой, употребляет пищу или радуется близости родных людей, именно через восприятие структуры эго Жизнь и предоставляет ему эти ощущения.
Проблема не в том, что эго есть, а в том, что, находясь вне Осознания, оно субъективно поглощено собою и вынуждено погружаться в энергоинформационную кому Образа себя, впадая в различные проявления эгоцентризма.
Самоидентификация — это то, что формирует Сон эго и создает ложную самость, в которую вложено множество подсознательных программ прошлых опытов, знаний, убеждений. Так создается структура Образа себя, с последующими сценарными планами, в которых возникающие события и обстоятельства представляют собой лишь отражения его собственных проекций.
Различные школы психологии и философии все больше предпочитают слову «эго» менее затертый определениями термин «самость». Этой терминологии я и буду придерживаться в дальнейшем, хотя ни один термин не приведет к контакту с реальностью.
Человек находится в вербализированном им мире, где все, что связывает объект с субъектом, является языковыми символами. Поиск себя, основываясь на этих механизмах, сводится к указанию на вербальные структуры, которые соответствуют выбранному способу исследования. Именно поэтому автор будет придерживаться определенных терминов и одновременно обращать внимание читателей на необходимость их холистического, целостного восприятия в контексте предлагаемого направления. В противном случае мозг вынужден будет включаться в свои рефлексирующие интерпретации и создавать желание вывернуть наизнанку любое предложение в этой книге.
Подобное происходит потому, что языковые знаки организуют индивидуальный опыт каждого человека, который необходимо демонстрировать, в первую очередь самому себе, как акт подсознательного самоподтверждения себя. В пробужденном Самосознании такие явления в головном мозге человека не наблюдаются, поскольку в восприятии не возникает самоидентификация с прошлыми опытами и с какими-либо знаниями, которые необходимо выразить посредством слов.
Осознанность — единственное восприятие, которое никогда не меняется и никогда не появляется, потому что оно не способно исчезнуть. Все остальное, как облака, как времена года, возникает и исчезает в пространстве, которое не может уйти или вернуться.
Человек с реализованным Сознанием больше не стремится противопоставить «свое» мнение мысли другого человека или подтвердить сказанное, потому что он знает: ни одно слово не равно самому себе. Живую Истину ничто не способно описать.
Все, что не лежит в индивидуальном опыте, символизируется отсутствием действительности, в которой нет и я-переживающего. Здесь и возникает инерционная склонность человека настойчиво защищать свою реальность и исследовать её только в пределах своей понятийности и личного отношения к происходящему. Человек есть то, что он уже знает о себе, и более того, посредством чего он это знает.
«Лингвистическим является абсолютно все человеческое мышление, так как набор доступных людям восприятий определяется имеющимися у них „шаблонами узнавания“, то есть словами. То, для чего нет слова, для 99,99% людей не существует вообще».
Виктор Пелевин

Вследствие подобных взаимоотношений символов и действительности у людей возникают разные видения не только мира, но и идеологических структур в рамках одной и той же традиции. Коммуникационные проблемы во взаимодействии людей, культур, политических систем сегодня самые злободневные. Оперировать термином толерантности, воспринимаемой каждой политизированной системой по-разному, не просто недостаточно, но и опасно ввиду жесткого социального отбора в современном мире.
Структурные, видовые, культурологические особенности языка неотъемлемо впечатывают свой след в формирование мыслительных конструкций и методов познания.
В различных религиозных и духовных традициях существуют свои знаковые символы, имеющие семантические обозначения, формирующие модель мира и соответствующую идеологию. Подобные иерархические системы переподчинения не могут быть охвачены только языковыми средствами, из-за чего повсеместно наблюдается кризис веры.

Необходимо ясно представлять, что язык — это не более, чем символ, который не только маскирует, но и подавляет уже существующий опыт Искомого. Ни одно понятие, никакой символ не приведут к контакту с реальностью, а будут выражать лишь её отдельный признак.
Принципы духовного поиска, основанные на свойствах вербализации, приводят только к вытеснению самого Сознания из процесса познания.
Мысль, выраженная в словах, всегда была предметом мультидисциплинарных споров философов, психологов, когнитивистов. Суть их заключена и в механизмах, посредством которых человек делает попытки познать себя.
Общий интерес выражен в следующем вопросе: являются ли высшие психические функции человека универсальными и врожденными или они представляют собой результат обучения языку и языковым символам, определяющим реальность.

Бесспорно одно: то, для чего есть название, существует помимо определения, само по себе. Язык дает название тому, что уже существует.
Другими словами, человек ищет то, что уже существует, но методы его собственной самоидентификации создают механизмы разделения, из-за которых он не способен что-либо найти за пределами своих компетенций.
Говоря еще более простым языком: если человек не знает то, что ищет, как он узнает, что он нашел? Если же он знает, что ищет, то почему он ищет?
Алогизм духовного поиска возникает уже на стадии, когда Ищущий определяет себя фактом поиска отдельным от Искомого. Квантовая механика в интерпретации Хью Эверетта, о которой еще пойдет речь далее, заявляет о том же: Наблюдающий самим фактом наблюдения создает квантовую функцию — реальность, которая меняет самого Наблюдающего. Вербализация реальности есть попытка объективизация символа и «впечатывание» себя в семантику слов.

Мысль о себе — это аспект разделения, потому что она является инструментом подсознательного выбора. Она воспроизводит роли и играет сюжеты, создает механизмы обладания, в которых выдает себя за любовь и одиночество, истину и разочарование. Совокупность слепых мыслей порождает разрушительные эмоции — тревоги, страх, обиду, зависть, ревность и галлюцинации о том, что будет лучше, чем сейчас, что придет герой и освободит от созданного мыслью врага. Возникший образ создает последующие вербальные связи.
При осознанном наблюдении за Образом себя ментальные конструкции, основанные на представлениях и идеях, разрушаются, подсознательные ассоциации заканчиваются, и Видящий уже не воспроизводит увиденное через ментальные проекции. Благодаря этому происходит Живой контакт с Бытийностью, с тем, что есть и как оно есть. Ищущий, осознающий процесс Видения, становится самим Видением. Это движение осуществляется вне каких-либо идей и усилий Деятеля.
Застывшие Тени

Пока Ищущий не замечает свою взаимосвязь с тем, что он называет «умом», «эго», его токсичные определения реальности будут продолжать дробить целостную структуру Бытия и создавать застывшие тени. Он будет дистанцироваться от них, стараясь в этих ментальных маневрах найти свою свободу. Человек всегда ищет не там, где потерял, а там, где ему хочется найти. Но Искомое слишком чистое, чтобы быть замеченным обусловленными интерпретациями мозга.

Когда происходит подобное дробление, создается модель отдельной Сущности, которая теперь видится как образ Ищущего, пребывающего отдельно от того, что предполагается отныне как, ум или внешний мир.
В русле подобного восприятия Декарт разделил весь мир на две субстанции: физическую и ментальную. Галилей, выстраивая картину мира и методологию его объективного исследования, заявил в рамках научной парадигмы, что явлениям субъективной реальности нельзя приписывать физические свойства. Этот подход на несколько столетий задал вектор исследования в категориях «объективного» познания. Предоставив тем самым религиозным конфессиям сопровождать духовный поиск человека в рамках своих канонов.
Существует множество научных, философских теорий, объясняющих, что такое Сознание. Осуществим краткий обзор некоторых из них.
Одной из основных концепций научного подхода считается материалистическая, которая основывается на идее того, что сознание порождается высокоорганизованной материей. До появления человека сознания не существовало. В этой парадигме сознание представляет собой способность высокоорганизованной материи отражать внешний мир через мысленные образы. Отражение — это способность материальных объектов оставлять в себе следы других материальных объектов при взаимодействии с ними. Крайне материалистическое ответвление от этого подхода — физикализм, в жестких интерпретациях заявляющий, что сознания как самостоятельной субстанции не существует, оно есть порождение материи.
Идеалистическая концепция утверждает противоположное: сознание существует до появления материи и человека.
Дуализм, в свою очередь, признает равноправное существование обеих субстанций — материи и сознания, каждая из которых развивается по своим собственным законам и существует независимо друг от друга.

В попытках познать Себя человек в большей степени находится в поиске новых способов объяснения мира, к которым регулярно подбирает прежние отношения и восприятие. Поиск, который не основывается на опыте Бытия, автоматически опирается на инстинктивное и запраграмированное восприятие Реальности.
Живя по биологическим законам, человек изощренно маскирует их социальными и духовными задачами, и важность цели Просветления порою существует лишь для оправдания равнодушия к своему собственному Присутствию.
Превращая игру образов в калейдоскоп смысловых потребностей, человек пытается лишь стать немного больше своего выдуманного Бога. Именно неведение и имитация духовности становятся основными причинами стагнации «духовного пути», «застревания» и ощущения безысходности всех намерений помочь себе. Подобная духовная ломка требует дальнейшего шприцевания в себя новых блаженных состояний, линейных идей личностного роста, расширения сознания под благими предлогами сделать счастливым того, кого Я-образ называет собою.
Эта возникающая потребность на физиологическом уровне ничем не отличается от потребности наркомана в новых более изощренных дозах, способных компенсировать боль и перекрыть прежние состояния. Необходимо помнить: потребность в Пробуждении, Просветлении, в зависимости от того, как мозг описывает себе марафонский забег и кем он не хочет быть, является основным триггером, запускающим механизмы обусловливания Я-образа, подчиняющего форму своим же собственным проекциям.
Смысловое мышление дает возможность форме подтвердить реальность себя и подсознательно сохранить свои собственные качества, используя описание внешнего мира и модулируя его очертания в соответствии со своими новыми запросами.

Взгляд человека, одержимого персональным Освобождением, натыкается только на продукты своей психической жизнедеятельности. Сталкиваясь с фатальным парадоксом личного отношения к происходящему и задаваясь праведным вопросом «Что мне делать?», Ищущий лишь подтверждает реальность формы «я», снова и снова запуская механизмы священной игры, с безысходностью прийти туда, откуда не уходил, найти то, что не было потеряно.
Механизмы рефлекторных интерпретаций в этом случае автоматически начинают наделять возникший Образ характеристиками, которые кажутся теперь противоположными тому, что Ищущий считает духовным. Бессознательно человек все больше пытается дистанцироваться от ума. Демонизируя свои собственные проекции и уплотняя образ внешнего врага, мозг, как правило, оставляет Ищущего «не причастным», перемещая его в неприкосновенную мета-позицию, за счет чего запускаются механизмы подражательства и имитации, взятые на вооружение из духовных принципов. Тем самым создается новая скрытая доминирующая концепция себя над тем, что никак не может быть отделено от функциональных свойств Образа себя, но которую теперь требуется защищать и ублажать иллюзией духовного развития.
«И никто не вливает молодого вина в мехи ветхие; а иначе молодое вино прорвет мехи, и само вытечет, и мехи пропадут; но молодое вино должно вливать в мехи новые; тогда сбережется и то, и другое. И никто, пив старое вино, не захочет тотчас молодого, ибо говорит: старое лучше».
Евг. (Лк 5:37—39)

Целостное обнаружение Живой и не потерянной Истины Себя не произойдет в расползании Ищущего по горизонтали потребностей, потому что невозможно изначальную Суть Бытия распространить на человеческую мораль и социальные коммуникации, где и разыгрывается битва за «место под солнцем».
Отказ от любой формы подчинения себя линейным правилам и принципам позволяет обнаружить безмолвные качества Сияющего Присутствия, которым никто не обладает, и которое ничем не является. И в этом месте не Силы, но Ясности, ищущий Осознает, что этот прямой опыт обнаружения Изначального Бытия является способом Бытия обнаружить Себя.
На самом деле, Сознание и служит Основой Бытия, и Оно никогда не перестает знать Себя. Читателю сложно воспринимать этот факт, потому что в процесс чтения вовлечены функции обособленного «я». Но если внимательно отнестись к происходящему, то все, что способен переживать читающий, — это Присутствие здесь и сейчас и невесомое переживание того, что он Осознает. Это и является опытом Сознания, переживающего свое собственное Бытие.
Самоосознающее Сознание

Сознание знает только Себя и не способно знать ограниченность формы, так же как полотно картины ничего не может знать о самой картине. Но Сознание предоставляет возможность состояться игре красок и сюжетов. Основа Бытия и потенциальность Существования, как полотно по отношению к сюжету на картине, дает формам бесконечное количество вариантов проявить свой след на текстуре Бытия. Древние фрески иногда начинают проглядывать из наслоений новых сюжетных линий художников, но основа не может меняться ни по отношению к сюжетным линиям, ни к тому, кто смотрит на них.
Объективный Мир находится в субъективном Я-образе.
Именно через качества ограниченой формы Сознание способно развернуть внимание от сути Сознавания и направить свет Сознания к объекту.
Квантовая механика косвенно объясняет подобные явления. Существующие теории квантового Сознания Роджера Пенроуза, Стюарта Хаммерофа и бесчисленные интерпретации их работ сводятся к созданию квантового нейрокомпьютера и не проливают свет на то, что представляет собою Сознание. Тема Сознания обсуждается философами и нейроучеными в последнее десятилетие достаточно активно, но мало кто обращает внимание на подсказки реализованных мастеров.
Все современные космологические теории, опирающиеся на свойства квантовой механики, описывают поведение атомных и субатомных частиц, но не могут коснуться своими методологиями объективного исследования Принципа неопределенности. Другими словами, Принцип неопределенности символизирует собою невозможность определения места в пространстве динамического объекта, можно только предполагать его местоположение.
Мы прибегнем к рассмотрению этой неопределенности как удобной модели выражения Сути Сознания, гипотетически объясняющей свойства субатомного мира, частью которого является и мысль человека.
Изначально есть только то, что называется Квантовой неопределенностью, основополагающий термин в этой области — суперпозиция. Здесь еще нет плотностей и существует лишь волновая непрерывность альтернативных состояний.
Знать себя или не знать, перед Квантовой неопределенностью такой вопрос не стоит до тех пор, пока в этой неопределенности не возникнет вибрация. В теологическом эквиваленте что-то вроде слова, которое вначале было у Бога. И если это слово было «Бог», почему бы не предположить, что первоначальный импульс создает мысль-действие, отличные от Творца, но посредством Его. Сознание принимает формы, но не зависит от них. Со стороны проявленного мира, где существует непрерывность психического «я», невозможно увидеть То, что представляет собой свой собственный Свет и Источник.
Мысль создает Наблюдающего, преобразовывая непрерывные свойства Квантовой неопределенности в дискретные функции обусловленного мира.
Если предельно упростить, то получается, что всё, чем является Ищущий, — это мысль о себе, субатомная частица, видящая только себя и свои собственные свойства.
Эта мысль представляет существующий внешний мир, созданный из материи, и в этом мире есть «я», базирующееся лишь на вере в реальность самого себя.
Но если это «я» перенаправит вектор внимания от объектов на само Осознавание, с помощью которого «я» воспринимает переживания, то это внимание вместе с комплексным мотивом начинает растворяться в своем собственном Источнике.
По мере того, как внимание погружается в свой источник, оно постепенно теряет фокусную динамику обусловленного восприятия и в определенный момент раскрывает свой изначальный потенциал — чистое и живое Сознавание. Почему этот процесс происходит постепенно, я еще дам развернутое объяснение с точки зрения нейронауки.
На самом деле, внимание никогда не покидает Сознание и не способно это сделать. Ни у кого нет такой возможности — направить внимание на что-то, находящееся вне Сознания.
Это также очевидно, как и тот факт, что вы не можете не Быть. Быть и Осознавать — это суть Единого. Сознание знает Себя, в Себе и посредством Себя.
Сознание находит только Себя и только в Себе. Оно не может Себя распознать в очертаниях Мира, который создает обусловленное знание о себе. Проявленное, это лишь способ направить внимание Сознания от Себя, если мы допустим, как пример, подобный когнетивный оборот. Мысль также не может знать Сознание, хотя она сделана из него, подобно тому, как персонаж фильма не может видеть экран, на котором он появляется.
То, что находится между этими двумя восприятиями, «зрелый» Ищущий определяет как тишину, пространство или пустоту. Описание зависит от того, каким способом Ищущий проводит исследование.
На самом деле, и это восприятие происходит в Сознании, а не в том, что описывает себе мозг. Восприятие просто накладывает свои ограничения на Сознание как слайд картины на прожектор света. Пространство — это то, как выглядит Сознание с точки зрения обусловленного физиологией восприятия. Пространство — это Сознание, объективизированное восприятием. Все эти явления еще не могут называться самореализацией или Пробуждением, но это уже начало чистого Пути.
Само Сознание не ищет Себя и не пытается знать Себя, оно просто Существует во всем посредством лишь Себя и является Самоосознающим.
Французский поэт Поль Валери однажды заметил: «Сознание царствует, но не управляет».
Убеждение, что Сознанию необходимы признаки ограниченной формы, — это потребность Ищущего придать значимость духовному поиску и продлить свое призрачное существование в рамках собственных потребностей в Пробуждении. Так создается и укрепляется матрица обусловленного восприятия, которая паразитирует только на своей основе и за счет самой себя.
Ищущему необходимо на индивидуальном Живом опыте обнаружить, что в расстоянии между мыслями существует переживание Осознавания. Это безобъектное восприятие является все еще опытом формы, но Сознание уже начинает распознавать свою собственную безусильность вне каких либо контекстов самого Ищущего.
Вопрос «Для чего все это нужно?», который мне часто задается людьми чаще всего, является попыткой формы через свою ограниченность постичь То, что отлично от нее. Тот, кто произносит этот вопрос, никогда не узнает ответ, потому что он в конечном итоге исчезнет в ответе.
Замена одной идеи на другую не добавит Ясности происходящему, не даст преимущество новым состояниям, потому что мысль, переживающая саму себя, постигает лишь свою беспомощность познать Мир за пределами вложенных в нее компетенций. В подобном восприятии Реальности чувства и разум исключают Осознание, но Осознание не исключает ничего, потому что Оно — сама возможность проявляться любым играм разума.

Сознание распознает себя через форму каждого человека, отражаясь в переживании Я ЕСТЬ, но не каждый способен распознать в себе потенциальность изначального Бытия, отождествляясь с плотностью проявленной реальности.
Ограниченность формы дает возможность проявиться индивидуальному знанию о себе, но для этого используется потенциал Сознавания. Возникновение обусловленного «Наблюдателя» в квантовой неопределенности и энергетический взаимообмен с тем, что создает деятель — основная тайна проявленной реальности.
Ограниченная форма реальна только для самой себя, но Осознавание не знает границ и времени, создающих символы разграничений.

Человеческий мозг, концептуализируя форму Деятеля, находится в инерционных ожиданиях реализации своих предположений, целей и задач. Он выстраивает их таким образом, чтобы реальность себя казалась неоспоримой. Любое расхождение с ожидаемыми результатами служит причиной раздражения и последующих психосоматических расстройств. Образ себя создает подсознательные программы и вовлекается в них, воспроизводя предстоящие разочарования. Именно поэтому Ищущий часто переживает на психическом уровне внутренний конфликт со своими предположениями о реальности, часто с оттенками пораженческого настроения, неудовлетворенности, страха и неуверенности в будущем.
Из этих явлений возникает вера в то, что объекты существуют сами по себе. Кто-то рождается, живет, а потом умирает. Истории, насыщенные печалью, предопределенностью и фатализмом, не могут существовать отдельно от того, что воспринимает эти явления.
Объекты не могут иметь отдельного существования от Того, в чем они проявляются, тогда как Существование принимает форму любого объектов.

Нисаргадатта Махарадж говорил: «Мир — это контакт, сумма всех контактов, осуществлённых в сознании. Дух касается материи, и в результате появляется сознание. Такое сознание, захламленное воспоминаниями и ожиданиями, становится обузой. Чистое восприятие не связывает, но переживание, пойманное между желаниями и страхами, не является чистым и создаёт карму».

Зрелому, внимательному и честному исследователю достаточно проникнуться глубже в процессы восприятия, чтобы обнаружить, что любые переживания возникают на чистом холсте Осознания, который никогда не может испачкаться проявленной игрой образов, и даже обнаружение этих знаний не способно оставить на нем следы.

Любые мысли и идеи основываются на концептуальном и хронологическом восприятии времени, а значит, находятся под контролем ментальных программ Образа себя, но ничто не меняет само Сознавание.
Увидеть гипнотизирующую природу вербальных программ «Человека Разумного» можно лишь в Осознании всего психологического процесса. Самоосознание перенаправляет вектор внимания с интерпретаций восприятия и наблюдения за деятельностью ума на само Осознавание. Здесь действующим персонажем Образ себя уже не является, так как посредством осознанного наблюдения за деятельностью динамического мозга происходит фиксация на реальности Присутствия. Человек начинает думать мысли, а не мысли думают человека. Мыслительные процессы теперь происходят в проактивной интеграции Сознания и Осознающего, и, как следствие, человек перестает на уровне сенсорной физиологии реагировать на ментальные привычки подсознательных программ. Благодаря этому открывается все более ясное Видение и наблюдение за ним и процессом наблюдения.
Куда бы Образ я ни направил внимание за переживаниями, он никогда не найдет Осознание переживания, которое было бы чем-то отличным от самого Осознания. Ищущий никогда не обнаружит что-либо, кроме непреходящего каждого Здесь и Сейчас.

Обусловленный поиск даёт человеку надежду на переживания покоя и счастья. Каждый хочет научиться просто жить. Жить легко и свободно, без внутреннего дискомфорта и неудовлетворенности. Нельзя сказать, что это легко. Нельзя сказать, что это сложно. Для тех, кто видит себя действующим персонажем в череде наслоенных историй и опытов, трудности всегда будут возникать в рамках целей и задач, которые ставит форма. Для тех, кто готов видеть разницу между личным освобождением и Истиной, всегда достаточно вневременного Здесь и Сейчас.
Мозг является Деятелем лишь внутри своих собственных компетенций и представлений. Он интерпретирует происходящее, и эти интерпретации приходят и исчезают на подсознательном уровне. Когда мозг перестраивается в режим Свидетельствования, проявляя качества Созерцателя, всё остаётся на своих местах, ничто не меняется потому, что все является своим собственным субъектом. Все, что остается лишь неизменное Сознавание, которое не дробит реальность на противоположности. Мозг ничто не комментирует из того, что видит. Кто-то может называть это состояние забытьем в Осознанности. На самом деле, исчезает реактивная интерпретация того, что просто происходит, не спрашивая разрешения, поскольку ничто не затрагивает само Осознавание.
Огромное количество переживаний множественности Образов Себя требуют внимания к возникающим формам. Когнитивные процессы в нейронной системе цепляются за необходимость определить ситуацию во внешнем мире, и человек осознает эти явления только на эмоциональном уровне, когда объяснения подтверждают себя определенным набором гормонального фона. Но когда приходит центрированние на самом Присутствии — волна интерпретаций исчезает, появляется легкость, переходящая в свое первородное состояние Сознавания, которое не способно быть описано физиологией человека. Что-то начинает Знать, что нет автора у происходящего, и интенсивность переживаний, как следствие, начинает снижаться. Данные процессы и характеризуют пробуждающееся Сознавание, еще облаченное в форму. Мозг не автор и этого явления. Он способен Свидетельствовать, не накладывая на Реальность свои слепые проекции. И когда эти процессы демонстрируют свои исцеляющие качества, у кого-то может резко снизиться интенсивность эмоциональных переживаний или исчезнуть «весь мир», но еще не исчезает тот, кто знает теперь и об этом.
В чистом Осознавании нет никакого «я», отдельного от Осознавания. Поэтому не представляется возможным вербально выразить, что Сознание является всем. Предположение, что Сознание знает Себя посредством ограниченной мыслью формы, создает более глубокий энергоинформационный захват образов и масок. Для того чтобы познать Истинную природу Реальности, необходимо в первую очередь знать и Видеть То, с помощью чего человек знает Познающего. Порою Ищущий перерастает свои прежние проекции и инструменты познавания, но тонкая и почти невесомая отождествленность с Я-деятелем заставляет его делать новый забег по кругу поиска, в котором Искомое не перестает знать себя ка Сознавание.
Все, что Ищущий знает, — это собственное Присутствие, которое не меняется. Даже знание этого не может быть первичным и отдельным от носителя знания — Осознавания. Абсолютной истиной не может быть ничто проявленное в Осознании, включая знание об этом.
Необходимо осознать, что видимый мир существует во времени и пространстве, и проявленное создано проекциями формы. Для большинства людей характерно классическое представление: тело рождается в мире, внутри тела появляется ум, в котором возникает Осознание. Но нет никаких объективных доказательств, подтверждающих, что Сознание рождается в мозге.
Осознавание есть только Здесь и Сейчас. Это самая первая Реальность и изначальный опыт.
Единственная субстанция, присутствующая в Осознавании, из которой всё «сделано», — это само Осознавание. Человек может бесконечно долго обсуждать этот вопрос, но если он примет опыт своего Присутствия за отправную точку Истины, то в итоге будет вынужден признать, что Осознавание первично даже по отношению к спору. Первично не в смысле времени, а в смысле существования до переживания мира.
Мозг человека ничего не знает об Осознавании. Он смотрит по сторонам, видя только объекты, и ищет то, что может объяснить кажущееся постоянство его опыта. Создавая посредством имплантированных идей Я-образ, он не в состоянии сделать его, также как и тело, постоянной величиной, и тогда то, что видится ему как внешний мир, становится базовым и постоянным явлением. Я-образ считает этот мир, а вместе с ним время и пространство, постоянными. Мозг не может видеть или знать Осознавание. Фактически мы не делимся между собой восприятием мира в нашем переживании. У каждого свой опыт мира, но Осознавание является общим знаменателем для каждого из нас, а значит и единственной объективной Реальностью.
Единственная Реальность предлагаемого опыта проецируется на объекты. Это происходит только потому, что мозг не может увидеть истинную Реальность нашего опыта — Осознавание.
Существует только одна возможность познать Осознавание — Осознавая то, что не относится к этой первой Реальности Себя, не в рамках отражения приходящих и уходящих опытов.
Всё, что человек знает о мире, — это его собственное сенсорное восприятие.

Все тактильные, сенсорные ощущения просто появляются в самом Присутствии, не отдельно и не удалённо от него. Когда человек исследует эти опыты с целью увидеть, из чего они возникают, то единственной субстанцией до возникновения опыта окажется первоначальное знание Осознавания, которое является Реальностью каждого опыта.
Любой опыт — это восприятие, которое проявляется в Осознавании. И даже эта модель не совсем правильна, поскольку она предполагает, что Осознавание представляет собой огромное пустое пространство, а восприятие появляется в нём. Это не так. Это похоже на экран, хотя и эта метафора не самая удачная. Кажется, что восприятие появляется на экране, но фактически при более глубоком Видении оно является экраном.
Есть только экран. Когда на экране вы дотрагиваетесь до пейзажа, то вы не касаетесь деревьев, цветов, холмов и полей. Вы не найдете их, вы найдете только экран. То же самое происходит с опытом переживания. Если же погрузиться еще глубже в Осознавание происходящего, то в первую очередь «зрелый» исследователь найдет во всем этом только процесс, процесс слушания, видения, осязания.
Реальность подобного обнаружения заключена в том, что в конечном итоге исследователь имеет дело не с предлагаемым опытом формы, а с самим процессом Сознавания.

Присутствие вымышленного, обособленного Я-образа является причиной дисфункционального поведения в этом мире. Более развернутое объяснение этого я дам в следующих главах.
Считая Просветление экзотическим переживанием, мозг дополнительно концептуализирует его, наделяя феноменами личного отношения к тому, что проявляется безусильно в каждом Здесь и Сейчас, тем самым обуславливая ощущения Бытия.
Благодаря этому когнитивному кульбиту Ищущий вынужден истязать себя многочисленными медитациями, технологиями личностного роста, застревая в многолетних практиках расширения сознания и прокачки в себе эзотерических энергий. Такого рода идеи еще больше укореняют его в чувстве обособленности. Чем больше он старается достичь Просветления, тем сильнее становится обособленное «я». Наилучший способ укрепить восприятие Деятеля — пытаться избавиться от него и обрести то, что мозг представляет в качестве Просветления. Поэтому приходит усталость от «духовного пути», на которую многие жалуются, тем самым дополнительно объективизируя свое персональное отношение к происходящему.
Но невозможно Проснуться, если боишься причинить боль тому, кем себя считаешь. Невозможно Увидеть, если не решаешься открыть глаза. Потерянные в уме, вы не искали бы так страстно Пробуждения, если бы не страдали, и не выдумывали бы себе богов, если бы не пугались собственных теней.
Духовный поиск — это суицидальная игра Ищущего с самим собой. Цена победы — исчезновение Ищущего, исчезновение, которое никого не затрагивает, потому что Просветление не может принадлежать человеку или сущностным характеристикам, которые он себе приписывает. Просветление — это Осознавание, распознавшее Себя. Осознавание никогда не переставало распознавать Себя, и эта формулировка не отражает истинную Суть. Язык для ее выражения слишком ограничен, и поэтому мы видим в различных духовных, религиозных традициях множество технических терминологий, указывающих на Это. Переживанием Просветления наслаждается только само Осознавание, но у этого изначального опыта нет эмоциональной подоплеки. Это необходимо предельно ясно представлять себе. В главе о восприятиях нейроэндокринной системы я более подробно коснусь этой темы, поскольку «застревание» в большинстве случаев происходит именно из-за вовлеченности человека в чувственные эмоциональные ловушки гормонального фона.
С точки зрения обособленного «я», существует мир чувственных переживаний, из которых вытекает потребность в эволюции, но, с точки зрения Осознавания, все является таким, как есть в каждом Здесь и Сейчас.
Куда бы Осознавание не «посмотрело», оно всюду находит только Себя. Поэтому с позиции Осознавания нет никаких целей, смыслов, личных переживаний — всего того, к чему стремится обособленное «я». Цель, смысл, эмоции существуют лишь для Я-образа, которое реально только со своей иллюзорной точки зрения, но для Реальности изначального Присутствия является субъективным опытом. Большинство людей не могут рассмотреть и ясно распознать эту подсказку, потому что основная динамика их поиска базируется на желании не страдать, противопоставить негативным состояниям те, которые видятся мозгу противоположными. Если обратить внимание на то, как характеризуют любые толковые словари чувства и эмоции, то можно увидеть ту же самую подсказку: переживания являются субъективными опытами.
На каком-то этапе духовного поиска к человеку приходит Осознавание, что Искомое не ходит и не ищет Себя, Оно знает и никогда не переставало знать Себя или быть Собой. Неведение — это только мысли и чувства, проявляющиеся в Осознавании, сформированные из игры Я-образа с тенями идей, создающих тяжесть собственной объективизации. Это зрелое знание окрашивает Бытие в печальные оттенки, создавая эмоциональный кризис, из которого становится все труднее выбраться, поскольку в форме обусловленного «я» остаётся все меньше подсознательных опор и убежищ, за которые прежде «я» легко пряталось. Но именно подобная уязвимость и направляет поиск в пространство, где нет ничего, чего можно было бы бояться или что надо бы искать.
Только в случае честного и искреннего отношения к тому, что Ищущий называет собою, можно обнаружить, что в поиске смысла, интереса или свободы находится Образ себя, действующий через идеи собственного несовершенства. Так прерывается иллюзия движения ухода от «власти ума», попавшая в петлю бесконечно видоизменяющихся идей и представлений о Свободе.
С точки зрения Осознавания, которое является единственной Истиной, Оно всегда знает только Себя и никого более. В предлагаемом опыте, у которого нет действующего персонажа, мысль способна по-прежнему возникать, но теперь она не может скрывать Осознавание так же, как эпизод фильма на экране никогда не сможет скрыть экран. Мысль продолжает создавать «я», которому надо много что сделать, но она уже не ищет истину в очертании собственных проекций. Мысль «я» знает, в чем возникает, и в этом Единении происходит то, что часто проявляется в теологии под метафорой Триады: «Суть -Присутствие — Проявление», «Дао — Дэ — Цзин», «Отец — Сын -Святой Дух».
В этом контексте также можно применить популярную метафору о волне, которая ищет воду, — то, чем занимается обособленное «я». Но с обнаружением искомого она исчезает как отдельность в том, что обнаруживает. Она является тем, что ищет. Нет настоящего сокрытия Осознавания, подобно тому как любой впечатляющий фильм не скрывает экран в кинотеатре. Самое тяжелое настроение, депрессия или тяжелые мысли никогда по-настоящему не закрывают Осознавание. Осознавание кажется скрытым только с точки зрения вымышленного персонажа, состоящего из того, что кажется сокрытым, то есть из Осознавания.
Разделения нет, нет ничего отделенного и отдаленного друг от друга, никто не является другим. В мире символов нет ничего сделанного из себя. Существует только концептуальная реальность обусловленного «я», создающая иллюзии раздельности, чтобы тело могло функционировать и осуществлять физиологические потребности и одновременно Видеть, что все это проявляется в изначальном Осознавании.

Не следует искать Живое среди мертвых идей и демонизировать ум или эго. Мы дышим не умом и не идеями. Мы есть Дыхание Жизни, совершенная и самореализующаяся Суть Бытия. Чтобы стать Свободным, необходимо в первую очередь выйти за пределы потребности в этом и стать Свидетельствованием того, как Жизнь без каких-либо усилий дышит через вас и вами.
Ложки нет

Реальность повседневной жизни не нуждается в Я-образе, и человек способен жить и видеть, что реальность возникающего опыта состоит из самодостаточного опыта Присутствия.
Ты не действующий персонаж игры, не тот, кто гнется вместе с «ложкой», а Тот, кто видит, как формируется игра в отдельное «я». В этом изначальном Свидетельствовании трагедия и любовь, которые описывают динамические свойства мозга от имени несуществующего «я» вместе со всеми объектами переживания приобретают прозрачность и исчезают как беспокойный сон. Лишенное всех усилий и направлений, внимание теряется в Себе, освобождаясь от токсичного восприятия матрицы обусловленности и определений проявленного мира. В этом невесомом процессе Одного в Едином очень важно отслеживать то, как тонкое намерение Я-образа пытается избежать возникшую Пустоту, которая инерционно оценивается из прежнего опыта. Все, что остается, видится «Я-Образу» слишком скучным и безвкусным, пустым и бесперспективным. В результате этих слепых интерпретаций происходит вовлеченность в игру последующих определений и возникают новые бинарные сюжеты Образа себя, объясняющие то, как он «сполз» или «потерял» переживания «просветления» или «единства» в зависимости от того, как «Я-образ» себе этот опыт объясняет и в соответствии с его идеями о собственном «Освобождении».
«Каждый человек является заложником того, что он приобрел» (Сура 52:21).
Создавая химию эмоциональной реальности, рефлекторный механизм мозга начинает, как прежде, экспериментировать с поиском Истины, нанизывая на себя как бисер новые духовные откровения и понимание тщетности всех усилий помочь себе. Погружение в подобную ментальную активность создает когнитивный диссонанс и последующие нейрологические расстройства. Рациональная и эмоциональная устойчивость сохраняется благодаря вегетативной и центральной нервным системам, которые являются автономной саморегулирующей структурой всего организма. Эта живая психически объективизированная структура осознается человеком как мысль «Я есть». Так выражает себя Бытие вневременной Сейчастности. В этом восприятии нет никакого Деятеля, а значит и матрицы эмоционального переживания. Когда эта живая система начинает объективизировать чувство Деятеля посредством семантического искажения, отождествляющегося с «я есть кто-то», «я — ищущий истину», «я — переживающий любовь», «я — идущий», «я — нашедший» и т. д. запускаются процессы симпатической нервной системы. Эта система отвечает за активацию нейрологических процессов. Большинство состояний, выраженных психикой как «опыт безусловной любви ко всем», «единство с миром» и т. д. являются своего рода разгоном психических аффектов (страсть, душевное волнение), которые сопровождаются активацией эндогенной опиоидной системы, впрыскивающей в нейронные клетки и эндокринную систему естественные наркотики, создающие поведенческие привязанности. Любое переживание через подобное чувство Деятеля является «наркотическим приходом», духовным трипом, за который придется платить «ломкой». В стремлении получить новую дозу «духовных» переживаний происходит не просто деградация психики, но и подсознательное вовлечение в новые ментальные вирусы «Я-образа». Как следствие, запускается процесс горизонтальной смены одного учения на другое и перетасовка учителей и мастеров.
Психическая структура человека стремится к балансу. Она мудрее самого Ищущего и запускает процессы подавления (парасимпатическую систему), чтобы создать равновесие. И только субъективная поглощенность человека собой не позволяет быстро восстановить равновесие, что и приводит к различным психическим патологиям и нарушениям метаболических процессов. Именно контраст прежних «усталых» опытов и интуитивного распознавания истинного вкуса Свободы вызывает в дальнейшем у Ищущего боль и ощущение «духовного отката». Тяжесть существования, с которой он вынужден столкнуться, вызвана его неспособностью познать Истину за пределами вложенных в человека компетенций. Прямо сейчас! Спроси у себя: «Как я знаю, что осознаю?» Отвечая, тебе не надо будет обращаться к прошлому опыту того, что ты знаешь о себе. Все, что ты должен- обратить внимание на то, в чем возникает опыт поиска ответа и как ответ становится Живым Осознаванием Того, что не исчезало, независимо от того, помнит ли о нем отвечающий и осознавший ответ. Остановись на любой мысли в Здесь и Сейчас. Переведи внимание на тело, которое ты называешь своим. Внимание следует за направлением, которое легко распознается мозгом. Но теперь направь внимание на переживание Осознанности и распознай, куда оно направлено. Если ты чист в этом эксперименте, то для всего, что бы ты мог назвать собою, в переживании Осознанности не остается места. Вначале исчезает мотив, вовлеченный в указание направления. Все начинает растворяться в самом первом и нерушимом опыте Осознавания. Здесь не остается места для чего-то еще, отличного от Осознавания. Нет необходимости идти куда бы то ни было за этим опытом. Свидетельствование Осознавания создает Свет Присутствия и иммунитет от ментальных вирусов, смывая тьму неведения о факте себя Бытийного, Непотерянного, и Сейчастного.
Когда переживается опыт непреходящего присутствия, обнаруживается, что опыт Осознавания не имеет границ, не содержит появления и исчезновения «я», рождения и смерти. Осознавание видит только Себя, оно всегда Знает и знает лишь Себя, свое собственное Присутствие. Это явление называют Пробуждением с позиции Свидетеля, а значит, этот опыт еще не абсолютный и представляет собой лишь начало настоящего движения к самореализации. Это явление относится все еще к двойственности, поэтому для возникающего опыта мозг, и непосредственно его неокортикальная структура, о которой мы еще более подробно поговорим, автоматически начинает подбирать сущностные характеристики Деятеля, из-за чего неотвратимо происходит сползание в переживания чувственных опытов нейроэндокринной системы, запускающих процессы уплотнения формы Я-образа.
Если более внимательно исследовать то, как возникают отношения между Свидетелем и тем, что Он свидетельствует в данном контексте, то можно обнаружить: на самом деле, их не «двое». Всё, что мы знаем о мозге человека, — это опыт мышления и как его следствие — сенсорные переживания, а все, что мы знаем о мире, — это интерпретация подобных переживаний.
Если еще ярче осветить возникновение этих процессов, то исследователю предоставляется возможность увидеть, что нет никакого расстояния между «я», опытом мышления и восприятием чувств. Это единая сущность. Свидетель и то, что он Свидетельствует, не делится на два.
Видение не разделено на того, кто видит, и видимое. Это единый и неделимый процесс, который состоит из Осознания этого и самого Себя в качестве этого Осознавания.
Если все, о чём шла речь ранее, можно назвать действием Исключения: «Я не то», «Я не это», то подобное Видение включает динамику Включения. Это Путь, на котором исследователь осознает, что является открытым и пустым Присутствием, в котором теряются динамика поиска и собственные характеристики. Здесь раскрывается Истинная Суть всех видимых объектов. Зрелый исследователь движется от «Я — что-то» к «Я — ничто», а следующий шаг — это ясное Осознание, что «не что-то» — это сущность всего. Другими словами, «Я есть Все».

Акцентируем особое внимание на этом основополагающем моменте переходного процесса, создающего бесконечное множество «ловушек» и кризисов «сползания».
Опыт «Я есть что-то» можно назвать выражением формы «сна» или неведением о своем неведении и первоначальной Реальности Бытия. На этом этапе у потенциального Ищущего возникает кризис существования, и он благодаря этому конфликту переходит на путь Осознания нереальности происходящего. Осознание нереальности того, что мозг видит как отдельное от себя, приводит к знанию, что сам Ищущий — также выражение этого открытия, из которого возникает мудрость знания, что «Я» — это пустое, вневременное Осознавание, но все еще с точки видения Свидетеля. Далее, со степенью более глубокого восприятия этого опыта возникает переход к позиции всеобъемлющего Созерцания, когда я знаю себя как Всё.
Подобное видение посредством дробления ассоциативных зон головного мозга может создать новые ментальные ловушки, потому что здесь уже нет объектов, и выражение «Я есть Всё» создает противоречивое восприятие. Когда не существует объектов, с которыми выражаемое «я» может слиться, само указание не просто теряет какой-либо когнитивный смысл, но и начинает конфликтовать с сутью указанного Направления, создавая семантические ловушки для читателя.
Язык слов сложен для выражения первоначальной Истины и тем более сложен для того, чтобы за счет лингвистических каламбуров привести Ищущего к Искомому, которое он не может потерять.

Истинное учение осуществляется не на уровне вербализации и обмена словами и уж тем более условиями. Слова, связанные с Источником, наполнены живой силой Присутствия — места, из которого они исходят. Если слова проявляются из безмолвия прямого восприятия, из эмпирического Видения, то они освещают суть сказанного живой силой.
Если ваше повествование соответствует настоящему моменту и проистекает из ясности Себя, то оно удивительным образом на подсознательном уровне передаст практическое понимание. Потому что дело не в словах, а в том, откуда они исходят. В этом и есть истинный смысл учения. В этом заключен основной парадокс духовного Пути или его «развития».
«Невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны».
(Римлянам 1:20)

Что бы Ищущий ни делал, всегда будет существовать только Истинное, выраженное в Чистом Осознавании, знающее Себя и пребывающее Собой, в Себе и посредством Себя.

Прямо сейчас! Читающий эти строки, Осознай видение, осязание, слушание. Останься в Тишине этого прямого опыта. Ты воспринимаешь это не внутри того, кем долго себя считал. Ты становишься этим Сознаванием, и в этом смысле всё состоит из Тебя и посредством Тебя, без привлечения предыдущего опыта. Ты мог бы сказать, что всё происходит внутри Тебя, но с более глубоким восприятием самого Осознавания это заявление начинает выглядеть пустым фоном, не имеющим отношения к опыту Осознания, увидевшего Себя. Нет того, что бы возникало внутри или снаружи.
Это восприятие не имеет границ, и чтение становится процессом, который сам себя осуществляет спонтанно, непосредственно, безусильно. Процесс Осознания безразмерен и включает в себя все происходящее целостно. Само видение, слушание, осязание, ощущение вкуса и запаха — все состоит из этого безразмерного, вездесущего Осознавания, которым ты и являешься. Этот первоначальный опыт Един для всех существ. Когда мозг человека с доверием смотрит на это, он перестает воспринимать реальность как нечто застывшее. Концепция смерти начинает «вытекать» из его обусловленных программ, в том числе и программ, связанных с биологическими процессами. Разумные сомнения по поводу рефлекторных определений внешнего мира размывают плотности и формы.
Осознающий и Осознаваемое больше не ищут между собою различий, вмещая в себя все, что раньше виделось как отдельное.

Старые привычки мышления, восприятия и поведения, отношение, как к себе, так и к другим, базирующиеся на Я-образе, остаются активными еще какое-то время, поскольку Ищущий так старательно практиковал и цементировал их за счет технологий «духовного роста» на протяжении многих лет. Они прочно закрепились посредством нейронных связей в коре головного мозга. Прежние программы — действовать, реагировать, воспринимать, чувствовать через призму опытов и идей — постепенно вымываются из маленького космоса нейронных систем. В христианской традиции это близко к понятию Преображения. Это такой процесс, когда весь механизм тела-ума, шаг за шагом, все больше и больше пропитывается светом Осознавания. Одно дело — распознать свет Осознавания и увидеть, что Оно и Видящий — вечная, безграничная и целостная субстанция, совсем другое дело — когда все Существование, а не отдельные чакры, тотально пропитывается этим практическим Видением.
В этой реальности мы все стремимся к вечности, к бесформенному узнаванию Себя, но пока существует спрос на Освобождение, всегда будут появляться иллюзионисты реальностей, предлагающие ментальные допинги для обретения силы и ведущие к свободе, с неизменным определением длины поводка и цены на нее. В субъективной поглощенности собою идея свободы характеризуется только «своим интересом», который определяют искусные «фокусники».
Когда Ищущий игнорирует реальность опыта Присутствия, то все, чем он себе начинает казаться, это телом-умом, временным, локальным в представлении о себе и ограниченным. В то время как в Осознании Себя и Собою тело, ум и мир становятся все больше светом Осознавания. Все проявленное начинает насыщаться этим светом и становится более прозрачным, открытым и любящим.
Чтобы выйти из фрактального самоподобия сансары и избавиться от липкого ощущения реальности отдельного «я», необходимо в первую очередь оторвать потребительский взгляд от проявленного мира и увидеть, с помощью чего происходит Познание, потому что Самопознание — это не форма отражения обусловленного бытия, а обнаружение Сознания в бесформенности Явленного Присутствия.

2 глава

Семантика Существования

Нет более важного гуру для человека, чем его честность и искреннее наблюдение за собой, стремление к Ясности того, как создается образ внешнего мира.
Именно свет Ясности смывает длинные тени неведения, выявляя первопричиную основу Бытия, где Жизнь — это То, что проявляется в Себе и посредством Себя вне каких-либо контекстов Деятеля, напряжения и усилий.
Чем меньше выдуманного о себе человек сохраняет в своем поиске, тем ярче и глубже он способен обнаружить Реальность каждого Здесь и Сейчас, не подавленную своими проекциями и вербальными обозначениями.
Существует простой принцип определения экзистенционального счастья, сформулированный Альфредом Коржибски:
«Когда у человека существует максимальное ожидание в отношении какой-либо ситуации, то есть предположение, что все получится так, как он ожидает, он, вероятно, сочтет факты ситуации менее успешными в сравнении с тем, что он ожидал; то он готовит почву для разочарования, депрессии, агрессии, безнадежности и отсутствия здравомыслия. Когда у человека есть минимальные ожидания в отношении ситуации, то есть, он готов к тому, что не получит то, что хочет, он с большей вероятностью сочтет факты, ситуации более успешными нежели были ожидания, так как он подготовил себя к любознательности, изменениям, удивлениям, здравомыслию».
Альфред Коржибски — основатель эмпирической дисциплины Общая семантика — занимался исследованиями того, как люди взаимодействуют с миром, реагируют на мир, на свои реакции и реакции других людей и, как следствие, на изменения в поведении и реальности.
Осознав эффективность практического применения принципов общей семантики в психотерапии, его идеи быстро подхватили основатели нейролингвистического программирования Джон Гриндер и Ричард Бендлер. Фредерик Перлз, основатель гештальт-терапии, также считал Коржибски своим учителем.
Общая семантика представляет собой теорию оценки фактов, отношений, ощущений и т. д. не с точки зрения вербальных определений того, что мы говорим о значениях, но с точки зрения того, как происходят оценочные реакции.
Основной проблемой, вызывающей искаженные интерпретации и оценки, является неосознаваемое отождествление и смешивание абстракций различных порядков. Человек часто путает реальный объект с его словесным описанием, описание — с названием, название — с классом и т. д.
Структура языка определяет мышление и влияет на способ познания мира. Но слово не всегда помогает описывать опыт структурно, подобно действительности. Из-за этих семантических проблем поиск изначальной своей Сути застревает в многозначности определений символов и их отношений к реальности.

Коржибски выделял восемь главных семантических искажений, которые создают не просто коррозию смысла, но и подменяют сущностные характеристики различных явлений. Достаточно часто подобные семантические ловушки загоняют Ищущего в лингвистические лабиринты, из которых его может вывести лишь бдительное рассмотрение того, является ли слово, которым он пользуется, равным самому себе и исходит ли оно из ясности живого Присутствия.
Первое искажение, которое необходимо отметить, — Отождествляющее «я есть кто-то».
Эта семантическая «ловушка» служит основным принципом забвения, поскольку она выражается непосредственно в структуре языка и отражает в мозге психическую вовлеченность в Я-образ со всеми вытекающими причинностными процессами.
Например, выражение «Я психолог» создает смешивание двух категорий. Человек, не осознающий абстрагирование, автоматически смешивает две эти категории и наделяет заявившего об этом статусе человека качествами и характеристиками, существующими в его предположении о том, кто такой психолог. Это «движение» создает последующее семантическое искажение, дающее, например, повод для надежды на помощь, даже если диплом психолога был куплен в переходе метро.
Человек, знающий себя в качестве какого-то образа, создает через подобные смешивания множество порядков абстракций и сопутствующую этому внутреннюю неудовлетворенность, от которой он иногда хочет избавиться путем приписывания себе новых абстракций.
Вопрос о Просветлении в контексте нашего повествования стоит наиболее остро: Что означает это слово вместе со мною?
Разный опыт, различные этнологические, религиозные, духовные традиции придают форме слова Просветление свои специфические оттенки и вызывают последующие семантические реакции. Неизменными остаются контуры обособленного «я», описывающего это явление, сводя воедино свои аргументации. В дальнейшем вопрос о том, что такое Просветление, подменяется вопросом, что оно может дать «на горизонтали». Так возникает реакция отождествления с новым Образом себя, дополнительно очерчивающим границы мира своими новыми компетенциями.
Еще одно искажение — Недо- и переопределенные термины.
Недоопределенный термин — выражающий признаки, по которым его невозможно соотнести с каким-то конкретным объектом. Приведу утрированный пример: «Психолог — человек, который может объяснить и описать все что угодно». Все что угодно — это как? И какая психология имеется в виду: геронтопсихология, дифференциальная, клиническая, психогенетика, гештальт, экспериментальная и т.д.?
Переопределенный — термин, с которым можно соотнести огромное множество совершенно разных объектов. «Психолог — человек, помогающий всем людям». Всем — это как? В чем собственно выражается помощь? Как говорил Чак Хиллинг: «Если ты станешь вновь и вновь предлагать человеку костыль, он непременно научится хромать». Так в чем же проявляется истинная помощь?
Неопределенные — термины, для которых в принципе нет никакого соответствия на объектном уровне. Сюда относится искажение, связанное со словом «ум», то самое, о котором я упоминал в первой главе. Покажите локальное расположение «ума» в реальном месте? Понятия морали, справедливости, любви стоят в ряду неопределенных терминов. Проблема с этими терминами вполне очевидна — в силу невозможности увидеть их на объектном уровне у каждого человека формируется уникальное представление о том, что они могут значить. Как правило, такими словами можно жонглировать, оборачивая их дополнительными спекулятивными понятиями в соответствии с возникающими внешними изменениями. Люди могут одно и то же называть по-разному, а различные события и состояния называть одним и тем же словом. Этот механизм лингвистической коррозии создает множество споров. Что первично: «Я» или «Есть», «тело» или «ум», «Сознание» или «Бытие»? Материя порождает Дух или наоборот? Прежде чем вступать в споры, логично было бы прояснить, какие смыслы каждый вкладывает в ту или иную фразу.
Отсутствие датировки как искажение — это явление, когда человек путает категории «был», «есть», «будет».
Например, в 2007—2008 гг. автор книги был Президентом федерации футбола Мангистауской области Казахстана. Вспомним Отождествляющее «Есть» и понаблюдаем, как ассоциативные процессы читающего создают дополнительные интерпретации по поводу указанного символа. Когда в 2012 г. ко мне обратились знакомые за юридической консультацией по вопросу организации турнира по футболу, я был вынужден им отказать. Мои знакомые руководствовались тем, что считали меня специалистом в этой области, но пренебрегли изменениями многих правовых нормативов в федерации в течение последних трех лет. Без указания на этот факт знакомые имели бы повод обидеться на меня за отказ в помощи.
Многопорядковость терминов как искажение состоит в нарушении простого принципа — если нет контекста, то мы не можем знать, каково значение конкретного слова. «Давайте поговорим об отношениях!» Какие именно отношения человек имеет в виду? Отношения девочки и щенка, мамы и ребенка, мужа и жены, христианина с Библией? Это все совершенно разные вещи. О чем речь? «Об отношениях в целом!» Нет, так дело не пойдет. Чтобы друг друга понимать, нужно всегда фиксировать контекст и «порядок термина».
Невсеобщность и конкретность в качестве искажения характеризуют утверждения, содержащие в себе слова: «все», «никто», «всегда», «никогда», и являются теми обобщениями, которые выталкивают человека из реальности настоящего момента.
Выражение «Все лебеди белые» подразумевает утверждение, в котором нет абсолютно никакого контакта с реальностью. Кто-нибудь видел «всех» лебедей? Более корректным утверждением было бы: «Лебеди, которых я видел на протяжении моей жизни, были белыми».
Выражение женщины, обиженной мужчиной, — «Все мужики козлы» — из той же конкретизации явления, не имеющего отношения к реальности. Это определение сковывает её восприятие любого незнакомого мужчины рамками отождествления, и теперь в ее осознание «не козел» просто не способен попасть. Подобные обобщающие механизмы создают границы восприятия, из которых человек пытается на протяжении своей жизни выбраться путем дальнейшей вербализация реальности.
Субъект-предикатная структура предложения как семантическая категория также является триггером многочисленных казусов, глубоко укорененных в языке, основанном на построении речи в виде «подлежащего-сказуемого». Например, «Дождь идет». Структура языка предполагает, что есть некий отдельный объект «дождь», который что-то такое делает, в данном случае «идет». Но человек не способен отделить дождь от процесса, который выражает себя названием. «Река течет». Но река и есть процесс течения. «Огонь горит». Огонь не занимается горением. Это единый и неделимый процесс. «Я живу». По умолчанию, посредством первого семантического искажения, в человека импринтирована, впечатана идея о его деятельности. Получается, есть что-то, что занимается жизнью. Значит, Это не может быть Одно по факту определения формы Деятеля.
В итоге посредством языка человек делит единый объективный наблюдаемый процесс на субъект и предикат, что структурно не соответствует сущностным проявлениям Бытия, в котором ничто неотделимо друг от друга. Человека невозможно отделить от Жизни. Это Единый процесс, в котором не существует «двоих», где все выражено в активной форме глагола настоящего времени.

Вопрос семиотических проблем был поставлен еще Платоном, который в своем диалоге «Кратил» обратил внимание на проблему «отношений» имени, значения и символа.
Общая семантика намного шире раскрывает этот вопрос, выявляя особенности влияния языка на поведение человека, показывая, как человеческий опыт фильтруется посредством сенсорных и нервной систем, а также лингвистических конструкций человека.
Осознание человеком своей истинной Сути ограничено подобной структурой обусловленного восприятия и мышления, поэтому человек не способен напрямую переживать Мир, а вынужден посредством мыслительных процессов застревать в определениях и интерпретациях.
С более глубоким переживанием Живой структуры Бытия человек распознает возникновение подобных отождествлений и Видит, что слово не является объектом, а объект не является событием. Проникаясь в более тонкие структуры абстрагирования, он естественно и спонтанно начинает отделять Наблюдающего от процесса Сознавания.
Спиральная динамика

«Невозможно решить проблему на том же уровне, на котором она возникла. Нужно стать выше этой проблемы, поднявшись на следующий уровень».

Альберт Эйнштейн

Пока существует физиологическая мотивация к Освобождению, человек вынужден имитировать духовный Путь, создавая декорации к своей усталости и формируя последующую потребность в технологиях личностного роста. Эта маленькая копия рефлексирующего мира зажата в тисках полярности ума и вербальных обозначений, где наделенный моралью Наблюдатель создает очертания порока на тонкой ткани Бытия. Где размытое понятие «свой» в пугающем изобилии плодит то, что теперь мозг может назвать «чужим» или «врагом», в зависимости от того, как ставится вопрос. В этом замкнутом на себе мире Добро имеет начало и конец и по неизменному сценарию ума благословляет «зло» на эволюционное перерождение.
Только когда эгоцентричное чувство «мое» исчерпает себя, и мозг, перенасыщенный красивыми мотивационными идеями более успешного варианта себя, перестанет обещать что-то еще, человек сможет стать более чутким к восприятию Присутствия. И если он сможет пребывать в более глубоком наблюдении за собой в моменте и воспринимать момент в себе, то обнаружит, как действует информационный захват Образа себя, втягивающий внимание в голографическое отражение своих предположений о Реальности.
Слепая игра с «другим» будет происходить до тех пор, пока Искатель через болезненные разрушения образов и масок не пробудится к более глубоким духовным истинам и не познает свою истинную природу, которая не зависит ни от чьего, включая его собственное, мнения.

Основы подхода к оценке подсознательных систем ценностей разработал доктор психологии, профессор Клер Грейвз. Являясь учеником и последователем А. Маслоу, который одним из первых описал иерархии человеческих потребностей, Грейвз развил и углубил «Пирамиду потребностей» своего учителя, создав «Растущую, цикличную двух-спиральная модель развития био-психо-социальной системы человека».
Спиральную динамику Клера Грейвза доработали его ученики Дон Бек и Кристофер Кован, создав новое направление в социопсихологии, названное ими Меметика.
Мем — это то, что создает механизмы убеждений, методы мышления, тип мировоззрения и, как результат, образ жизни. Ваше идея собственного несовершенства — это мем. Ваше представление о качествах человека с пробужденным сознанием — это формирование нового мема. Если проводить параллели с принципами нейрофизиологии, то существует такое понятие, как Нейронный коррелят сознания, который и придает мемам тот или иной «окрас». Любым произвольным субъективным, осознанным действиям человека соответствует определенный паттерн нейронной активности в различных областях мозга. Сознательный жизненный опыт является результатом взаимодействия значительного количества распределенных областей мозга, которые вовлечены в процессы внимания, восприятия, памяти и целенаправленного действия. Поэтому под нейронными коррелятами сознания понимают совпадение электрохимических и метаболических паттернов активности в различных полях коры головного мозга.
Таким образом, проводя аналогию, мем влияет на перестройку нейрологических систем и на «адекватное» восприятие мозгом реальности, правил поведения и способов взаимодействия внешнего и внутреннего. У каждого мема существуют свои направления и методы самосохранения и защиты от конкурирующих мемов.
Возможно, читатель нередко имел такой опыт, когда объяснения другому человеку имели недостаточную ясность того, что хотелось донести. Другой не принимал ничего из того, что говорилось, и это непонимание приводило к «обострению» диалога и создавало дальнейшие конфликты, уплотняющие непонимание. Даже находясь в одинаковых обстоятельствах, люди проживают разные реальности.
Подобные противоречия происходят из-за степени отличия в людях систем ценностей, которые формируют образ этого мира. Именно «своя» картина мира представляет собою мощный фильтр, через который пропускается все, что человек видит, слышит и ощущает. Поэтому взаимопониманию порою просто не из чего взяться.
Для того чтобы увидеть, на каком уровне находится система ценностей того, кем вы себя считаете, предлагаю пройти тест, основанный на «Теории спиральной динамики развития» Клера Грейвза. Вы можете достаточно легко найти его в  интернете по текстовой ссылке «Какого цвета ваше мышление». На данный тест необходимо отвечать быстро, поскольку жизненные ситуации редко оставляют человеку время для обдумывания, и именно то, как мозг в динамике реагирует на разворачивающиеся события, и является показателем — био-психо-социальным нормативом данного индивида.
Результаты тестирования указывают на свойства мышления, создающие модель архитектуры сознания — мем. А теория объясняет причины того, что является катализатором последующего развития. В интернете подобных тестов большое количество, и необходимо отметить, что ни один из них не представляется безусловным, и этот тоже может показаться кому-то «несерьезным», но чтобы Осознать скрытые мотивационные структуры, здесь требуется не праздный интерес, а глубокие и осознанные ответы. Тестирование становится еще продуктивнее, когда есть базовые знания теории, о которой мы поговорим в этой главе.

Необходимо отметить, что помимо указанных авторов есть множество работ по этой теме. Философ и писатель Кен Уилбер обратил внимание на то, что различные исследователи описывали характеристики разных стадий развития довольно схожим языком. Он подытожил описание их работ в таблице, опубликованной в книге «Интегральная психология». К некоторым из этих авторов я буду еще неоднократно обращаться.
Для каждого человека в ряду свойственных ему особенностей восприятия информации, условий жизни, цветовых оттенков познавания может подойти та или иная модель, приведенная в рисунке под данным текстом.


Можно долго перечислять труды, которые могли бы занять достойное место в этой таблице. Например, Карта Сознания Дэвида Хокинса, теория Когнитивизма Л. Колберга, Уровни сознания в философии, неврологии и, конечно, Интегральная карта Кена Уилбера.
Для упрощенного объяснения основных принципов предлагаемых методологий приведем наглядный пример, основанный на системе чакр в индуистских традициях йоги, которая предусматривает семь основных стадий сознания. Каждая чакра представляет собою биоэнергетический центр и определенный уровень психоэнергетического развития, к которым и стремятся адепты этого направления.

Любой человек, в том числе согласно и теории К. Грейвза, представляет собой (с точки зрения способов мышления) некий континуум, в котором присутствуют ценности самых разных уровней и в разных пропорциях потребностей. Чаще всего существует определенный «эпицентр», то есть конденсация мемов определенного типа, во многом определяющих, как данный человек будет думать, интерпретировать реальность и принимать решения в соответствии с той или иной группой потребностей.
Как я уже сообщалось, если человек удовлетворяет потребности, он испытывает положительные эмоции, что сказывается на работе центра положительного подкрепления. На этом фоне физиологические программы восприятия реальности повышают свою актуальность. Если человек не удовлетворяет потребности, то соответственно возникают отрицательные эмоции, и на этом фоне «неудачные» программы понижают свой потенциал. Отрицательные эмоции — это нарушение биологического равновесия. Мозг благодаря системе гомеостаза снижает восприятие программ, которые запустили негативную эмоцию. В отличие от Я-образа, он пытается восстановить метаболизм. Но мысль о себе, чувство авторства долгое время не позволяют достигнуть этого равновесия.
Яркость каждой потребности зависит от трех основных факторов:
1. Сигналы из внутренней среды. Например, в крови упала концентрация глюкозы, и человек начинает испытывать состояние голода;
2. Сигналы из наружной среды. Если стало больно — активируется оборонительное поведение;
3. Сигналы гормонального фона. Половые гормоны, гормоны, связанные с родительским поведением и т. д. Очень важный фактор связан с глубокими и древними инстинктами, включая подсознательную потребность переноса генома в следующее поколение. Отметим, что центр мышления в головном мозге начинается именно с вомероназального органа, являющегося центром полового инстинкта. Но об этом подробнее поговорим во второй части книги.

Ценность работы К. Грейвза, на которую я опираюсь, заключена именно в том, что он одним из первых обратил внимание на двухэтапную систему уровней развития: уровень потребностей и уровень Бытия.
Свойства и особенности перехода между этими уровнями — тема нашего пристального внимания.
В этой книге я не буду изобретать велосипед, переименовывая парадигмальные стадии и принципы существования человека. Нашей основной целью является освещение проблем и конфликтов, выраженных древними гностиками в метафоре Темная ночь Души или Мистическое распятие.
Мы будем придерживаться варианта развития по Спиральной динамике, показанной в работах Грейвза, поскольку его модель удобна простотой изложения и дает базовые знания о том, как работают эволюционные механизмы подсознательных систем ценностей, формирующих реальность и ее восприятие.
Основы методологии Спиральной динамики служат удобным инструментом для анализа и решения множества практических задач, в том числе связанных с «духовным развитием», если термин применим для того, кем мы являемся в своей изначальной потенциальности.
Я использую принципы работ Грейвза, потому что они помогают приоткрыть динамику движения систем ценностей, влияющих на механизмы, свойства и принципы Самоосознавания. В том числе на функциональные свойства мозга и организма в целом при выходе из кризиса уровня потребностей и переходе к уровню Бытия.

Мемы, как мы уже отмечали, делятся на два уровня: потребностей и Бытия.
Все, что оживляло динамику первого порядка, — это фактор свободы выбора индивидуума. На втором уровне Бытия он становится причиной «сваливания» на нижестоящие цветовые режимы ценностей.
Другие важные различия между первым и вторым уровнями представляют собой заметное расширение восприятия, устранение принуждения, способность многому учиться из разных источников и тенденция делать больше с меньшими затратами ресурсов.


К сведению читателя: по оценке Бека и Коуэна, 10% населения Земли находится на фиолетовом уровне, 20% — на красном и 40% — на синем. Остальные 30% населения рассредоточены по оранжевому и зеленому, с редким заходом в желтый и выше.

Более ясное видение правил и принципов поведения человека можно обнаружить на примере того, как человек играет в желтые переживания, при этом решая задачи и потребности синего или оранжевого мема. Имитация мема более высокого порядка неискоренима и показательна для представителей всех цветовых слоев первого уровня потребностей.
На духовном Пути именно изощренное симулирование желтого мема приводит к глубокому психоэмоциональному кризису, из которого человеку становится все сложнее выбираться, используя правила поведения первого порядка.
Необходимо ответственно и честно задуматься над природой возникновения тех целей и задач, которыми ты руководствуешься. В Осознанном Присутствии все, что можно знать о себе: ты просто Есть. Все остальное — это ментальная или мемическая обусловленность Образа себя или, точнее сказать, воспроизводство этого Образа, который ищет во внешнем мире способы реализации того, что принадлежит лишь голографическому отражению знаний о себе сквозь призму предыдущих опытов и представлений о будущем.
Каждый мем имеет своё отношение к прошлым опытам, религиозным концепциям, духовным технологиям, поиску. Мемы действуют подобно вирусам, которые наделяют реальность определенными символами и влияют на поведенческие стереотипы. Человек выходит за рамки теологических и духовных убеждений тогда, когда старые мемы исчерпывают свое воздействие и «пробуждаются» новые мемы.
Проблемы разводов, суицидального поведения подростков, переживание депрессий и страданий духовно Ищущих являются производной смены систем ценностей и взаимоотношений с внешним миром.
Крепкий, сложившийся мем индивидуального, социального или духовного порядка создает вокруг себя сильные и развитые структуры внешних коммуникаций, и перед тем, как возникнет тенденция к переходу на новый цветовой уровень, психика человека переживает болезненные процессы разрушения.
Необходимо предельно ясно понимать, что мем — это в первую очередь структура мышления, а затем уже принципы убеждений. Мем определяет мыслительные процессы, принимает решения, но не то, в чем человек убежден или что он ценит. Это, прежде всего, проблема содержания, а не образа мышления.
Например, духовно-целительные направления, такие как Рэйки, Симорон, Тета-Хилинг, Многомерная медицина, Мастер Кит, Дизайн Человека и другие, несущие в себе перемены, прогресс, ориентированные на оптимизм, процветание и изобилие в жизни, находятся на одном оранжевом уровне мема, но способы и содержание управления структур у них могут кардинально отличаться.
Мемы не могут находиться в стабильном положении, они усиливаются в цветовых оттенках или тускнеют по мере изменений условий жизни. Нейрофизиологические свойства человека заключены в первую очередь в адаптации к внешним климатическим и социальным нормам, и эта адаптация влияет на все последующие формы коммуникаций.

Как вы возможно заметили по таблице, Спиральная динамика развивается маятниковыми движениями между фокусом на «я» и заботой о «мы».
Рождение новых мемов происходит с возникновением устойчивых нейронных связей. Когда накапливается достаточная энергия для перехода к следующей системе, действия обычно происходят вверх по спирали, но иногда и вниз. Хотя такой сдвиг может выглядеть случайным и хаотичным, тем не менее, не замечаемые движения происходят как бы «под поверхностью» на протяжении всего предшествующего времени.
Новые системы мемов накатываются подобно волнам на пляже. У каждой есть свой гребень, стремящийся овладеть новыми условиями жизни в мире. В то же время каждая система накладывается на предшествующую, уходящую. Иногда результат такой интерференции замедляет движение в целом и даже обращает его вспять. Иногда волны мемов входят в резонанс между собой и усиливают друг друга, ускоряя эволюцию мышления.
Каждая волна несет с собой семена своего рождения и смерти, остатки предшествующих, затухающих систем и первые отблески грядущих способов Бытия.
Активная жизнь мема состоит из трех фаз, на которые следует обратить особое внимание, поскольку именно эти принципы лежат в основе нейрологических перестроений, влияющих на частоту перехода.
Вхождение: Мем начинает «пробуждаться», происходит подготовительный период, создаются новые нейронные связи. Это включает первоначальное формирование и оттачивание системы, а также период вдохновения «Эврика!», открытий и исследований.
Пик: Приходит интервал динамического напряжения и кажущейся стабильности. Условия жизни и мем синхронизированы, согласованы и уравновешивают друг друга, за счет чего происходит возникновение устойчивых нейросинаптических связей. Конечно, в реальности все не так упрощенно, но повторяю: это удобно принять в качестве модели.
Выход: За интервалом кажущейся стабильности следует период дезинтеграции, смутные времена, когда система становится разбалансированной и неэффективной, так как решение новых возникающих проблем выходит за рамки ее способностей. Теперь человек находится на «скользком» этапе, и если он обладает внутренним потенциалом и ресурсами, то готовится к следующей волне. Этот процесс, как правило, сопровождается кризисом веры и болезненно воспринимается мозгом человека, поскольку остается все меньше подсознательных опор, на которые ранее он рефлекторно опирался.

Как бы не были хороши и доступны для восприятия психо-социальные модели, необходимо отметить, что мозг человека, с его функциональными особенностями, намного сложнее и многообразнее. Считаю необходимым кратко рассмотреть этот вопрос в свете механизмов высшей нервной деятельности, основ мозгового поведения человека.
Современный мир физиологии в этом вопросе вполне закономерно опирается на работы академика, биофизиолога Павла Симонова, который объединил потребности человека в три группы: витальные, зоосоциальные и зона развития.
Первая группа потребностей — витальные (от лат. vitalis — жизненный). Это потребности в пище, питье, в пассивно защитной реакции, выраженной в желании убежать от боли и других источников дискомфорта; активно оборонительные — это когда человек нападает на источник своих неприятностей; гомеопатические потребности.
Витальные потребности для многих Ищущих, в силу невежества, могут представляться антиподом «духовности». Набор обозначений, вложенных в систему характеристик слова «эго», демонизирует то, что требует объяснения, хотя бы на базовом уровне определений первой группы потребностей.
Вторая группа потребностей — зоосоциальные. Это потребности, которые регламентируют общение особи внутри одного вида, выраженное в поведении — половом, материнском, детском, территориальном, в стремлении к лидерству, в реакции сопереживания.
Третья группа потребностей — зона развития — более возвышенные и, тем не менее, также врождённые в качестве функциональных свойств мозга. Это потребность в саморазвитии, исследовательские потребности, стремление к свободе и игровому поведению.
На этом этапе, увеличивая глубину Свидетельствования любых потребностей, их естественных проявлений, осознавая Естьность Себя и Собою, мозг становится зрелым и начинает разрушать свои подсознательные фиксации, включая потребность находиться внутри мыслей и идей.

В Осознании Реальности Себя и Собою любой человек является самой Жизнью, за пределами искусственных ментальных программ и любых идей о Жизни. Закон Сути Бытия происходит в неразрывной связи большого и малого, в Единстве Духа, Души и тела. Аристотелевское высказывание «Целое больше суммы его частей» указывает на проявление синергии Целостного, создающего новые качественные характеристики и свойства, которые Пробуждают Сознание к созерцанию всех явлений в Себе. Именно в подобном стремлении человека и проявляется третья группа потребностей.
Если нет Осознавания Сути Себя и Собою, то ментальная программа определенного мема лишь усиливает амплитуду «качелей» дуальности, воспроизводящих чувство «мое».
Такой человек вынужден требовать внимания к себе через этот фиксирующий механизм обретений и достижений.
Как правило, эволюционное движение происходит в направлении к более сложным, «высшим» уровням, но в отождествленности с прошлыми опытами возникают скатывания к более низким и менее комплексным структурам. Подобные «откаты» создают ощущения безысходности, которые дополнительно подкрепляются возникающими причинностными мотивациями выйти из психологических конфликтов посредством технологий первого уровня — потребностей.
В принципах формирования новых синаптических связей в коре больших полушарий прослеживаются параллели с механизмами Спиральной динамики. Это всегда процесс в процессе. Изменения происходят лишь в том случае, если присутствуют дисбаланс и нарушение динамического равновесия. Того самого равновесия, которое имеет и метаболическая основа организма. Именно поэтому переходы с одного уровня на другой сопровождаются кризисом идентичности и соматическими реакциями организма в качестве ответа на нестабильность принципов самоопределения.
Идентичность представляет собой свойство человека, связанное с его ощущением собственной принадлежности к определённой этнологической, расовой группе, политической партии, духовной и религиозной конфессии. Идентичность опирается на знание временной протяженности собственного существования. На первом уровне потребностей человек руководствуется преемственностью между тем, что он делал в прошлом, делает сейчас и собирается делать в будущем, что и создает ощущение непрерывности переживания Я-образа.
На переходном этапе то, что создавало восприятие собственной целостности, тождественности самому себе и определяло степень сходства с другими людьми, начинает подвергаться кризису веры.

Динамика движения на уровне потребностей происходит от меньшего уровня сложности к большему; от образа жизни, необходимого для решения одного набора проблем, к образу и уровню условий жизни для решения более сложных проблем следующего уровня. «Выживают» те, кто вписываются в эти условия, чего бы это не требовало, а не обязательно «самые достойные» в физическом, интеллектуальном или эмоциональном планах.

Любое направление и выбор мыслей на этом этапе определяются самоидентификацией, которая также является суммой мыслей, от момента к моменту меняющей свои характеристики.
Самопорабощающий сон сознания, подавляя своими токсинами ценность настоящего момента, продолжает создавать из праха проявленного образы врага или спасителя, своего или чужого. Срединные варианты мозг человека воспроизвести не способен, потому что дуальные процессы деления и дробления не создают равного себе.
До тех пор пока не будут активированы новые мемы, можно ожидать лишь застоя и, что более вероятно, скольжения в деградацию. В мире субъективных ценностей подобное движение становится единственным мерилом эволюции, в которой никто не хочет страдать, но, как не страдать, никто не знает.

При переходе с зеленого на желтый рубеж такая стагнация становится более чем очевидной. На этом эволюционном этапе возможность искать что-либо новое через причинностную парадигму не представляется возможным.
Комплексная причина кризиса идентичности на этом этапе заключена в нарушении образа мира, утрате восприятия «вкуса жизни», разрушении всех перспективных жизненных планов и связанном с этим ощущении «безысходности» и экзистенциального «ступора». Источником названных процессов служит нарушение принципов объективизации картины реальности, нарушение единства и природы интерпретационных, обобщающих схем и, как следствие, потеря психической преемственности между прошлым и будущим.
Физиологические феномены этого переходного этапа имеют свои особенности, выраженные в первую очередь в сложной нейрологической дезориентации социального автоматизма. Я уделю им особое внимание в разделе «Нейрофизиология Пробуждения», поскольку именно этот этап для большинства «зрелых» Ищущих представляется тем камнем преткновения, перед которым дальнейшая причинно-следственная динамика поиска кардинально меняет свои поступательные действия от реализации потребностей к обнаружению самого факта Бытия.

Отмечу основные критерии готовности перехода к Пробуждению (обратите внимание — готовности не к имитации, а к естественному переживанию этих явлений):
В первую очередь это восприимчивость к изменениям. Бдительное отношение к возникающим вербальным символам и психологическим реакциям на них. Отсутствие желания исправить ситуацию на более комфортную. Открытость для любой новой информации без потребности сопоставлять ее с уже существующими знаниями. Исчезновение потребности спорить, доказывать, помогать тем, кто не просит об этом. Готовность к переменам без необходимости контролировать их. Возникновение интуитивного сомнения по поводу любых смысловых категорий.

Как говорил Рене Декарт, французский философ, математик, физик: «Для отыскания истины необходимо раз в жизни, насколько это возможно, поставить все под сомнение». Хотя справедливости ради отмечу, что свою методологию объективного исследования мира он ни разу не подвергал сомнению, и поэтому опыт «субъективного» Сознания был предан академической наукой анафеме почти на три столетия.
Для более целостного, интегрального подхода к любым возникающим методологиям необходимо подвергать разумному сомнению все то, что мозгу кажется академичным, важным и нужным. В противном случае актуализируется структура Я-образа, запускающая принципы личного отношения к предмету изучения.
Необходимо также обратить внимание на то, что Спиральная динамика не дает полного описания того, что является концептом «я», в котором расплываются цветовые комбинации. Также не отмечены влияния гендерных и возрастных отличий. Спиральная динамика не отвечает на вопрос, что представляет собой Сознание, и не раскрывает динамические процессы в головном мозге на стадии смены мемов.
Переход с уровня потребностей на уровень Бытия описывается в Спиральной динамике только косвенно, уделяя внимание лишь разнице двух систем, не разворачивая событийные, психологические, нейрональные процессы этого критического перехода — одного из самых важных этапов, которому посвящена эта книга.
Сон наблюдателя

Веленью божию, о муза, будь послушна, Обиды не страшась, не требуя венца, Хвалу и клевету приемли равнодушно, И не оспаривай глупца.
А. С. Пушкин

Человек, не осознающий свою Истинную Суть, живет в страхе. Он легко управляем внешними событиями и обстоятельствами. Люди манипулируют друг другом через разрозненные системы ценностей, и проблема усложняется тем, что мало кто распознает архитектуру мема собственного подсознательного выбора. Это происходит через обусловленные правила поведения и воспитание соревновательного характера, в котором всё, чему учится проигравший, — обесценивать себя. И в этом неведении соревнования переходят в социальную сферу, с погоней за имиджем, статусом, признанием.
Для человека, не ведающего о себе ничего, кроме того, что ему внушили через образ внешнего лоска, создают целую систему ложных ценностей и убеждений, которые на самом деле лишь контролируют и ограничивают его восприятие жизни и отделяют его от другого человека территориальными, политическими и национальными убеждениями.
Указывая на внешние идеологические полярности, людей легко делают врагами.
Таким управляемым внешними силами людям сложно заметить, что они служат лишь ресурсом для того, чтобы карусель этой системы продолжала вращаться.
Человеку сложно жить по правилам своей истинной природы. И проблема заключена не столько в биологических программах организма, сколько в воздействии на него программ социальных обусловленностей, когда через внешние догматические установки его учат приспосабливаться к внешним коммуникативным условностям и имитации правил и принципов поведения.
Суть Самопознания заключена в том, чтобы привести Ищущего к чистому Видению Себя, вне рамок внешних установок и потребностей в поощрении социального толка.
Истинное не может быть приобретено, оно уже Есть и знает Себя как То, в чем происходит это чтение и Осознавание этого чтения. Прямо Сейчас осознай само Осознавание. Тебе не надо никуда идти за этим опытом и искать переживание Осознанности. Опыт пребывания в Осознанности не связан ни с какими чувственными переживаниями. Нет никакой необходимости практиковать часами, днями, годами, чтобы получить доступ к первопричине простого пребывания в Осознанности.
В какой-то момент мозг человека ослепили внешними ценностями, и он начал функционировать по правилам личностного обусловленного восприятия. Но Искомое доступно в любых переживаниях, какими бы мемическими красками они не были окрашены, потому что Присутствие Осознавания не зависит от состояний.
В погоне за впечатлениями человек разучивается осознавать Присутствие Осознавания, в котором возникают все мыслительные процессы. Он дезориентирован внешними проекциями от первопричинного явления Присутствия и перестает жить через прямое восприятие Бытия, попадая в рамки нейросемантических алгоритмов прошлых опытов и убеждений, а это вызывает нарушение метаболических процессов во всем организме.
Но не стоит перекладывать всю вину на скрытые системы управления или на каких-либо других внешних врагов. При желании их можно найти в избытке, потому что мозг хорошо обучен когнитивным кульбитам. Это удобный прием для тех, кто не хочет нести ответственность за «темноту» в себе. Власти у внешних сил над человеком ровно столько, сколько он добровольно предоставляет им «благодаря» своему неведению о неведении. Если человек живет в Осознании Присутствия и идет навстречу тому, что создает видимость страха, если не прячется и никого не обвиняет в своей беспомощности, то многие правила игры в неокортикальной структуре головного мозга меняются. У мозга для этого существует такое качество, как нейропластичность, и даже устойчивые синаптические связи, сохраняющие химию памяти того или иного негативного опыта, способны «завершить» свой паразитирующий захват.
Ищущему для этого важно задуматься над тем, что такое Сознание. Чем быстрее человек поймет, что Сознание есть все, и нет ничего за пределами Сознания, тем быстрее он обнаружит воздействие ума на содержание реальности, которую он регулярно воспроизводит.
Мозг — это инструмент Сознания, но не Сознание. Я-образ, ограничиваясь восприятием определенного мема, застревает в «разделенных» интерпретациях по поводу им же созданных явлений.
Рефлекторная функция мозга, обусловленная многофакторными биологическими особенностями и функциональными свойствами памяти, о которой пойдет речь ниже, стала механизмом выживания формы в мире растущих технологий, а Я-образ вынужден активно с ней отождествляться.
Сознание же не локально, Сознание — вне концепции добра и зла и любых полярностей, которые воспринимаются неокортексом для своей идентичности с реальностью.
Парадокс принципов познания заключен в том, что для определения значения Сознания человек должен использовать знания концептуального опыта. В этом состоит ирония духовного поиска.
Здесь особое значение приобретают открытия квантовой физики, о которых я уже упоминал, и которые позволяют взглянуть на определение Сознания в совершенно другом качестве, давая возможность приблизиться к пониманию мистических свойств мозга.
Квантовый подход для определения свойств Сознания впервые был применен еще в 30-е годы прошлого века психологом Карлом Густавом Юнгом и физиком Вольфгангом Паулем.
Квантовый мир, в отличие от классического мира, характеризуется многоликостью и содержит в себе множество параллельных сюжетов, находящихся в так называемой суперпозиции.
Свойства квантового явления дают возможность личности признать свою действительность, исходя только из субъективного опыта.
Пока не существует определяющего реальность Наблюдателя, квантовая функция будет неопределенной и многозначной, а потенциальных реальностей одновременно будет множество. Аналогию можно провести с мозгом ребенка, который не воспроизводит реальность через концепт наблюдателя Я-образа, фильтруя и интерпретируя прошлый опыт, а воспринимает ее прямым опытом познания. В этом случае нейронные сети не подтверждают уже сложившийся алгоритм того, как надо смотреть на происходящее, а способны гармонично интегрироваться со всеми функциональными зонами головного мозга, и этот процесс можно назвать опытом Созерцания. Если выражаться духовным языком: Так мир обнаруживает себя в акте безусловного Свидетельствования.
Мир по принципу того, что есть и как оно есть, — квантовый, и открытия в квантовой физике представляют собой во многом взаимозаменяемые определения из различных духовных традиций.
Экспериментально, на элементарных частицах, это было доказано в начале прошлого века на опыте с фотонами света. На макроуровне мысль служит тем механизмом, который выводит из суперпозиции реальность и конкретизирует ее посредством обусловленного Деятеля.
В состоянии сна, глубокого покоя или медитации Сознание не определено никаким содержанием, и поэтому у концепта материализованной мысли Я-образа происходит то, что можно назвать проникновением в квантовый мир Сверхсознания.
Этим объясняется происхождение различных парапсихических способностей человека. Его умение видеть на расстоянии, читать мысли, передвигать силой мысли предметы, а также создавать вокруг себя любую реальность, которых в квантовом мире существует бесконечное множество.
Пустота Сознания — это портал, в котором пересекается все, что способно создать воображение.
Сознание большинства людей определено содержанием обусловленного ума. В нем очень много мыслей, которые как поводыри все время дергают человека в разные стороны и втягивают его в цикличность одних и тех же проблем и страданий. Человек, не осознающий духовную основу Того, в чем он сам проявляется, всегда живет под воздействием биологических инстинктов самосохранения, осознаваемых им в виде страха перед завтрашним днем.
Именно поэтому он все время опирается на знания ограниченного своими программами неокортекса, чтобы хоть как-то обезопасить то, что он считает собою.
С бесконечно вращающейся карусели он может соскочить, только познав эмерджентные свойства чистого Сознания и обретя тем самым экзистенциональную смелость просто Быть, а не казаться кем-то.
Ищущему так необходимо познать хотя бы на базовом уровне свойства и принципы того, с помощью чего он пытается познать Себя.
За этим умением стоит очень важное понимание свойств духовного и квантового мира, которые объясняют и показывают суть «взаимосвязанной» реальности внутреннего и внешнего.
Прямо сейчас вокруг Ищущего существует множество реальностей, окрашенных в цветовые смыслы и ценности, и настоящее положение вещей определено лишь содержанием устойчивых алгоритмов неокортекса. Сознание же не концептуально. Оно за пределами любой мысли, формы, идеи. Здесь некому и не на что указать пальцем и провозгласить: «Вот оно!» Сознанию невозможно увидеть абсолютного Видящего, потому что Бог не способен увидеть Бога.
Священные писания еще за много тысячелетий до теории квантовой запутанности Эйнштейна говорили о квантовой функции мироздания. Мозг человека — это квантовый механизм Вселенной, но Осознавание всех проявленных процессов и есть составная часть Искомого.

С появлением понятия Квантовое Сознание в изложении Теории Хамероффа-Пенроуза и с появлением более точного приборного парка, измеряющего параметры био-электрохимической активности головного мозга, многие психические отклонения можно рассматривать как возможность обнаружить многополярность восприятия проявленной реальности.
Мир сейчас стоит на пороге научной революции в области нейронаук. Практически любая дисфункция психики человека уже рассматривается учеными как проблема этических догматов и социально обусловленных нормативов.
Влюбленный человек не может быть «нормальным» по отношению к «серьезности» игры социальных коммуникаций. В контексте квантового состояния Сознания можно говорить о всех выдающихся пророках и основателях многовековых теологических традиций. Любой из них пережил опыт не — Я как первопричинности истинной и изначальной Сути, через которую и создавались священные писания, изменившие человечество.
Мы часто слышим такое выражение: «Он либо гений, либо сумасшедший». Между этими понятиями действительно существует глубокая взаимосвязь.
В книге Джона Гартнера «Гипоманиакальная грань» дается неоднозначное объяснение способностям гениальных людей, которым сопутствовали всемирный успех и признание. В книге Кейса Джеймсона «Соприкасаясь с огнем» сумасшествие рассматривается положительно и созидательно.
Очень многие творческие гении, такие как Моцарт, Гоголь, Ван Гог, Бетховен, страдали маниакальной депрессией, и, как правило, многие из них имели суицидальные наклонности, что подтверждает полярное состояние мозговой активности. И это является не патологией, а лишь одной из функциональных особенностей опыта не-Я, в котором и происходят динамические процессы творческого мышления. В депрессивном состоянии ярко проявляется разделение внутреннего и внешнего. Человеческая форма, присвоив себе творческую гениальность, не смогла принять вместе с ней глубину изначальной духовной Сути Мироздания — единственного, что по-настоящему созидает в плотной реальности. Суицидальные наклонности такого человека — это всего лишь неправильно интерпретированное умом желание выйти из Я-образа, покончив с обусловленным и разделенным переживанием мира.
Этот диссонанс внешнего и внутреннего становится губительной причиной для всех патологических состояний человека.
Если людей с психическими отклонениями лечить без понимания многомерности Сознания и восприятия мира, то лечение становится карательным актом. Таких людей могут лишь стабилизировать, «пригвоздив» к одной из привычных для их окружения реальностей.
Если путем познания Сути Сознания изменить отношение к тому, что человек называет собою, не определяя искусственно и не меняя «внешний» мир, то появляется возможность указать «больному» человеку на его уникальные способности подсознательно создавать альтернативную реальность и, таким образом, обратить внимание на Осознавание, потому что все состояния психики человека, любые его роли осознаются Одним. Что-то Одно осознает все состояния.
Ночь души

Что бы человек ни делал, ни представлял, ни слушал — он продолжает быть во власти идей о себе в динамике цветовых мемов. Еще глубже усыпляя себя чувством Деятеля, он вынужден искать внешние пути и методы для получения внутренних состояний, которые мозг представляет в идеях себя. Инстинктивная неудовлетворенность не перестает сопровождать его, потому что в этот процесс вовлечен весь окружающий мир, который используется как ресурс для поддержания того, что в реальности Вечного и Сияющего Сейчас не существует.
Как бы ни трактовалась мозгом реальность, Истина в своем изначальном проявлении не проста и не сложна. Это Единственное, что Есть, и в чем возникают цветовые смыслы проявленных мемов.

Необходимо осознать: говоря о «сложности» или «простоте» познаваемого, мозг поляризирует его Единую и изначальную природу. Она уже не может восприниматься целостно, а попадает в рамки ассоциативных процессов, требующих подсознательной защиты, что дополняет путаницу внутри убеждений и домыслов о себе.
Если Истина ПЕРЕЖИВАЕТСЯ в своем изначальном Источнике, тогда в восприятии Ищущего не проявится НИЧЕГО сложного. Тогда и не возникнет реактивная потребность противопоставлять нечто противоположное тому, что видится мозгом как «сложное».
Единственное, что по-настоящему может оказаться сложным — это язык вербального выражения Истины, различные ее классификации и предположения о ней.
Люди говорят о простоте познаваемого, потому что интуитивно чувствуют и переживают Живое выражение Бытия. Но много тех, кому удобнее «прятаться» в готовых решениях уровня потребностей, не прикладывая ни малейшего усилия над собой. Ими «простота Истины» лишь декларируется с целью получить очередную порцию надежд и успокоения и удержать себя в существующих условиях жизни.
Подобные поведенческие стереотипы вызваны тем, что мозг по своим биологическим свойствам «религиозен». Имея 2% от общей массы тела, мозг потребляет в среднем 28% биологической энергии всей физиологической структуры человека. При когнитивных процессах, затрагивающих эмоциональный план, этот показатель может значительно увеличиваться. В рамках функциональных свойств мозга существуют метаболические ограничения когнитивных процессов. Выход «за пределы комфорта» для искреннего и ответственного познавания себя видится мозгом как угроза для концепции Я-образа, в которую помещена картина внешнего мира.
Чем больше человеку дают готовых социальных и религиозных решений и идей, тем больше мозг способен сохранять энергию. Для мозга думать не по алгоритму, выходя за рамки очерченного правилами мира, энергозатратно.
При экономии энергии нейроэндокринная система головного мозга начинает вырабатывать гормон дофамин, вызывающий переживания удовольствия, что человеку порою и видится как Искомое. Застревая в потребностях в состояниях гормонального фона, мозг поощряет себя к линейному восприятию реальности причинно-следственных связей, где в жестком формате проявляются «своя» картина мира и свое отношение к происходящему. Поэтому технологии, предлагающие человеку решения более изысканного варианта себя, всегда будут пользоваться спросом.
Проблема этих замкнутых на себе приемов дополняется тем, что двигаться к чему-то лучшему, чем видится «сейчас», можно только самоподтверждая идею собственного несовершенства. Без этой мотивационной структуры теряются принципы пикапа для воздействия человека на самого себя. В результате образ несовершенного себя только укрепляется нейрогенезом. Проявляются более устойчивые нейросемантические связи в тех областях головного мозга, где существует память негативного опыта. Люди не замечают, насколько ревностно они защищают свою боль в стремлении имитировать Жизнь.
Отдаляя Чистое Сознавание от своей первоначальной Сути на расстояние, дающее человеку возможность продолжать чувствовать себя автором происходящего, мозг подчиняется готовым решениям внешних догматов, которые видятся ему наиболее доступными, а значит и правильными. В готовых решениях человек крепче прибивает себя к кресту противоположностей, из-за чего нарушаются метаболические процессы и мозг вынужден питаться собственными психическими отходами, запуская порабощающий круговорот субъективных потребностей избежать то, что сам и создает.
С более глубоким распознаванием своей истинной природы функциональные свойства мозга подвергают сомнению любую концепцию Я. Пространственная ориентация социального и религиозного поведения подвергается сомнению, поскольку ничего следующего уже не может возникнуть вне «образов» и «масок». Бессознательное стремление к линейным технологиям «прокачать в себе Бога» или добавить к себе еще что-то теряет смысл.
В предыдущей главе я уже упоминал о первых признаках готовности к подобному узнаванию Себя.
В это время и возникает конфликт духовного с физиологическим, отраженный в первоначальной потребности мозга создавать субъективный опыт Я для поддержания и сохранения функциональных систем всего организма, выраженный в многофакторных биологических программах вегетативной, эндогенной и центральной нервной систем.
Кризис выражается в том, что у Ищущего возникают состояния Богооставленности, с паническими атаками и другими психическими катарсисами, из которых мозгу уже сложно выбраться без концепции Я-образа.
Просветление как Чистое ЕСМЬ мозг воспринимает буквально как явление реальной смерти. Этот кризис, выраженный в метафоре персональной Голгофы, порождает следующее движение — к Распятию на зелено-желтом переходе.

Идея собственного пробуждения усыпляет еще глубже, порождая не просто иллюзию движения к цели, но и уплотняя ментальную структуру Образа себя. За чередою психических игр в духовность наступает время, когда благие увещевания порождают тревогу от безысходности любых намерений Освободить себя.
Человек существует в вербализированном им мире, в мире спиральных смыслов, цветовых обозначений, мифологических символов и контекстов. Поэтому в духовном поиске всегда присутствует идея себя, вступающая во взаимодействие с предметом поиска. Концептуальный Образ себя вынужден искать истину только в пределах вложенных в него знаний и предположений. Так возникает и укрепляется вера в собственное пробуждение, которая воспроизводит последующее голографическое восприятие происходящего и линейную последовательность замкнутых на себе мыслительных алгоритмов, образующих устойчивые мемы.
Подобный опыт приводит к стагнации смыслового уровня поиска, что и создает разнообразие нейрологических конфликтов.
Заблудившийся в своей мудрости Ищущий вынужден пережить кризис зелено-желтого перехода, который смывает самодовольные линейные стратегии первого уровня потребностей, порождающих психологическое восприятие времени. Именно через конфликты происходит эволюционное перерождение. Метаморфоза этого кризиса позволяет Ищущему выйти за пределы своих компетенций и обнаружить изначальное и безусильное Присутствие, которое ничего не требует и не заявляет о себе. Эта невесомая встреча с Собою и в Себе дает возможность перейти от технологий спиральных принципов к простому Свидетельствованию Бытия, без историй и эмоционального отношения к действительности.
В подобном психологическом кризисе сплетаются друг с другом множество нейрологических процессов, которые отражали в своих учениях духовные традиции прошлых столетий.
В 16 веке Хуан де ла Крус (св. Иоанн Креста) в своей книге «Восхождение на гору Кармель» обратил внимание на несколько так называемых темных ночей: активной и пассивной ночей чувств и активной и пассивной ночей души. Под активной подразумевается то, что может сделать Ищущий, под пассивной — то, что может сделать только Бог. В нейрологической фазе активная ночь чувств Ищущий способен обнаружить свойства и функции, благодаря которым он сам себя создает и сохраняет, и распознать себя лишь в качестве мысли. Эта экзистенциональная отвага Ищущего перенаправляет его от движения к Богу к возможности Быть в Боге. Из этого вытекает следующий нейрологический процесс — пассивная ночь чувств, в котором из-за отсутствия прошлого опыта исчезает «своя» картина мира, а вместе с этим и своя идея Бога. Ищущий чувствует духовную опустошенность, сопровождающуюся различными «духовными» неврозами, что часто «откликается» в анестетической депрессии и аффектах диссоциативного восприятия. На самом деле, этот процесс самый важный в духовном странствии и является началом Богосозерцания или Дхьяны (буд.), Таджалли (в исламе: Богоявление). Этот нейрологический переход от игры внутри ума к созерцанию Присутствия является более глубоким уровнем Сознавания, где ум способен не только увидеть То, в чем он сам возникает, но и исчезнуть в ЭТОМ.
На этом переходном этапе бесценной становится помощь Живого Мастера, способного почувствовать подобные перемены у Ищущего и удержать его в доверительном отношении к происходящему, которое позволяет мозгу не выстраивать бессознательно свою картину мира, не погружаться в психологические реакции на собственные определения.
Подобное доверие, выраженное в словах «На все воля твоя» (Евг) в нейрологической фазе активная ночь души означает движение от Я Есмь к чистому Сознаванию Есмь без каких-либо чувственных переживаний и духовных опытов, чтобы, оставшись в Божьем Присутствии, познать чистого Свидетеля, вне опыта ума и его объяснений по поводу происходящего. Это то, что можно назвать опытом Пробуждения. Пассивная ночь души означает глубочайший опыт Бытия, необратимое переживание Бога в Боге, место, в котором исчезают любые знания и опыты, и существует лишь Сияющая тьма. Это то, что можно назвать опытом самадхи, мокши или Просветления. «Бог-Отец — Свет, а Сын — Свет от Света» (Никейский Символ веры).
Интерпретация древних текстов и сам поиск Истины через научную парадигму современных исследователей дает возможность уму с более глубоким вниманием и почтением разглядеть во всем проявленном мире самого Себя. У подобного джняни появляются способности в мистическом слиянии с Сияющей тьмой исчезнуть вместе с идеей поиска.
Духовное странствие от себя к Себе, во взаимодействии Сознания, разума и тела, сопровождается электрохимическими процессами нейронных систем головного мозга, на которых более подробно я остановлюсь ниже. Но в конечном итоге не Поиск становится импульсом Абсолютного Пробуждения, так как поиск и уплотняет игру символов и форм, а Бдительное Видение того, как формируется игра в отдельного себя.
Когда не воспринимается Изначальное Присутствие, возникают правила, подменяющие его, и психологические феномены субъективной реальности оживляют себя через игру в неведение.
«В любой игре всегда есть соперник и всегда есть жертва, вся хитрость — вовремя осознать, что ты стал вторым, и сделаться первым» (из кинофильма «Револьвер»).
Невозможно противопоставить иллюзии борьбу с ней или побег от нее, не погрузившись в ее голографический алгоритм, так же как невозможно проснуться, принимая снотворное. Борьба с проекциями и субъективная поглощенность психологическими феноменами создают новые сценарные сюжеты сна. В этом замкнутом на себе опыте боль Поиска становится мерилом беспомощности Обнаружить То, что никогда не было потеряно, прийти туда, откуда не уходили. «Место, на котором ты стоишь, Есть земля Святая» (Евг.). «Он с вами, где бы вы ни были» (Сура 57:4).
Для того, чтобы Проснуться, необходимо, в первую очередь, перестать «засыпать», цепляясь за идеи о собственном спасении, и «соскочить» с «наркотической» потребности последующих блаженных переживаний, подпитывающих нейрогормональную структуру головного мозга идеями о реальности эмоционального восприятия. Свидетельствование того, как мозг отождествляется с подобной игрой и объявляет любой опыт своим, позволяет стать тотальной Включенностью в каждом Здесь и Сейчас.

Прямо сейчас! Если ты спросишь себя: Как я знаю, что осознаю? — Отвечая, тебе не надо будет обращаться к прошлому опыту.
Все, что ты должен, — обратить внимание на то, в чем возникает опыт поиска ответа и как ответ становится Живым Осознаванием Того, что не исчезало, независимо от того, помнит ли о нем отвечающий и осознавший ответ.
По ходу чтения мысли продолжают идти своим чередом, меняя один вектор внимания на другой. Остановись на любой мысли в Здесь и Сейчас. Переведи внимание на тело, которое ты называешь своим. Внимание следует за направлением, которое легко распознается мозгом. Но теперь направь внимание на переживание Осознанности и распознай, куда оно направлено. Если ты чист в этом эксперименте, то для всего, что бы ты мог назвать собою, в переживании Осознанности не остается места. Вначале исчезает мотив, вовлеченный в указание направления. Все начинает растворяться в самом первом и нерушимом опыте Осознавания. Здесь не остается места для чего-то еще, отличного от Осознавания. Нет необходимости идти куда бы то ни было за этим опытом.
Свидетельствование Осознавания создает подъем по Вертикали и иммунитет от ментальных вирусов, смывая тьму неведения о своем неведении. Единство Себя и Собою — это путь без пути, вне борьбы с тьмой, а обнаружение Света Сознания Бытия в Себе и Собой!

Нейрофизиология пробуждения

1 глава

Импульс забвения

«Когда творит воображенье формы
Неведомых вещей, перо поэта
Их воплотив, воздушному «ничто»
Даёт и обиталище и имя».
Шекспир «Сон в летнюю ночь»

Духовный путь — это путь от себя к Себе через череду имплантированных систем ценностей и форм имитации социальной и духовной активности. Этот маршрут глубоко индивидуальный, и смена духовных парадигм и мемов первого уровня потребностей не приводит к изначальной целостности, а лишь на время притупляет то, что в психологии называется синдромом хронической неудовлетворённости. Именно поэтому мы видим такое множество цветовых оттенков в религиозных, социальных и мировоззренческих формах поведения. Они предлагают человеку разнообразную вереницу потребностей быть кем-то, помимо того, кто он уже Есть без описания себя.
Человек, находящийся в рамках концептов и условностей, переживающий смену приоритетов внешнего воздействия, утрачивает качество духовного гомеостаза и сталкивается с состоянием кризиса. Преодолевая кризис существования, живая система стремится к новому равновесию, но уже на другом, более высоком уровне развития. Этот принцип подвижного равновесия находит свое подтверждение не только в живых организмах и качествах самого Ищущего, но и на предприятиях, в системах государственного управления, в экономике.
Через стремление к гомеостазу и подвижному равновесию (тектологический принцип) человек стремится к субъективному воздействию на систему с целью перевода ее из одного нормативного состояния в другое.

Огромное количество нормативов социального поведения являются фантомными. Эти процессы — норма для тех, кто не способен видеть и осознавать возникновение мыслительных процессов.

Образ себя в попытках выйти за пределы обусловленности своих собственных концептуальных идей переживает лишь беспомощность познать То, в чем сам проявляется. Это движение от себя к себе не дает защиту для мозга и его энергосберегающих стремлений к гомеостазу. Идеи Просветления, нирваны, мокши и т. д. для большинства жаждущих обусловлены желанием выйти из колеса страданий. Подобная мотивация служит одним из инстинктивных способов решить проблему экономного потребления биологической энергии. Поэтому любой переход первого порядка Спиральной динамики представляет собой лишь смену парадигмы, в которой участвует всё то же «я», но с более продвинутыми идеями и целями.

В наше время быстро развивающихся научных технологий знания о свойствах головного мозга приобретают важное значение, поскольку современный человек в течение дня решает столько же задач, сколько человек средних веков решал в течение всей своей жизни.
Социальный отбор стал намного изощреннее, усиливая комбинаторные механизмы нравственного и морального поведения. Как следствие, увеличилась сенсорная нагрузка на психику человека. Мозг перегружен настолько, что начинает стремиться только туда, где для имплантированных в неокортекс систем ценностей существует очевидная безопасность. Целостное восприятие мира в этой парадоксальной игре Я-образа с Жизнью теряется в более глубоких величинах неведения о себе. Именно сейчас становится актуальным понимание того, чем является Самопознание.
В мире синтетических принципов и голографической морали существует огромное количество установок, отделяющих людей друг от друга, мешающих им переживать прямой опыт чистого Сознания. Концептуальная поляризация субъективных ценностей порождает иллюзию разделения. Как следствие, у человека возникают психологические проблемы.
Врожденные системы инстинктов, которые воспроизводят подобные принципы и субъективные переживания реальности, построены на простых механизмах пищевого поведения, размножения, физиологической безопасности. Социальное поведение выражено, как правило, в группах иерархических отношений. Мозг здесь необходим как инструмент адаптации. Остановлюсь на этом подробнее.

Психика человека возникла в процессе эволюции, так как имела большое приспособительное значение. Универсальные адаптационные свойства закреплены в психическом образе и суммарно представляют различные качества объекта, важные для организма.
В головном мозге человека в процессе эволюции сформировалось множество комплексных систем управления. И нам необходимо их ясно представлять, если мы хотим и готовы понять систему, с помощью которой человек пытается познать себя. Прежде всего, необходимо разобраться, какие биологические программы воздействуют на человека и контролируют его поведение.
Функциональные свойства мозга состоят из нескольких компонентов. Человек имеет довольно большой физиологически обусловленный спектр механизмов контроля поведения.
В первую очередь речь идет о врожденных системах инстинктов, совокупности сложных, наследственно обусловленных, актов поведения, состоящих из рефлексов как двигательных проекций событий.
Подобные врожденные формы поведения человека управляют движениями, реакциями. Необходимо отметить, что мозг человека потребляет примерно 9—28% всей вырабатываемой физиологией энергии. И для ее экономии он легко способен идти в подчинение к тем системам, которые дают готовые решения. Чем больше набор социальных или религиозных приемов, тем меньше мозг думает. Физиологически обусловленная экономия энергии указывает на то, что ассоциативные центры головного мозга, благодаря которым человек мыслит, возникли в первую очередь для того, чтобы выполнять биологические адаптивные задачи.
Мозг не способен долгое время комбинировать мыслительные операции. Это связано с метаболическими ограничениями когнитивных процессов. Мозг устроен так, что самое затратное для него — мышление, и поэтому большинство Ищущих категорически не хотят думать. К тому же в физиологии человека существует ряд специальных веществ, контролирующих подобное поведение. Всякий раз, когда человек пытается выводить внимание за пределы привычных алгоритмов мышления, мозг тут же начинает сопротивляться, вырабатывая специальные вещества, чтобы вернуть вектор внимания в привычные, ранее принятые, правила поведения.
Один из основных аспектов управления мозгом — двойственность самого принципа мышления. Это биологическая система поведения, которая неизбежно оказывает влияние на человека, как в рамках социальных коммуникаций, так и на духовном Пути, заставляя принимать те или иные решения.
Помимо врожденных инстинктов, таких как пищеварение, глотание, хождение и т.д., у человека существуют социальные инстинкты, нормативы поведения, заданные той средой, в которой человек родился и проживает. Подобные инстинкты загружаются из внешней среды в неокортикальную структуру мозга. Изменить эти инстинкты человек не может практически всю жизнь, поскольку условия адаптации обусловлены идеями собственного несовершенства, которые человек, субъективно поглощенный собою, только подпитывает каждым новым представлением о себе. Эти принципы внешнего воздействия лежат в основе манипуляций и контроля над человеком.
Нейроны головного мозга специализируются относительно элементов индивидуального опыта — систем знаний, направленных на достижение определенных результатов. Ребенка, подростка через систему воспитания и образования направляют на подражание этнологическим, социальным особенностям, получение хороших отметок. Учитывая, что в раннем онтогенезе (раннее развитие) формируются специализированные нейроны, которые уже не меняются, подобные имитационные навыки получать хорошие отметки и искать новые способы внешнего поощрения сохраняются человеком на всю жизнь.
Американский психолог Тайби Кэлер описал пять ключевых типов глубинной мотивации или установок человека, основанных на импринтинге, впечатывании.
Он назвал их драйверами:
1. Стремись к совершенству.
2. Понравься окружающим, будь приятен и услужлив.
3. Все внимание на процесс! Всегда старайся изо всех сил, если надо — надрывайся.
4. Будь сильным и выносливым, умей терпеть.
5. Поторопись, не тормози!
В подобных драйверах воспитания неуклонно возникают ассоциативные связи, в которых у Я-образа в данный момент времени ничего этого нет. Мозг человека для поступательной динамики движения в указанном направлении автоматически создает основу — базу, от которой он должен оттолкнуться, чтобы мотив имел свое логическое обоснование. Это происходит потому, что в основе всех когнитивных механизмов существуют психические феномены, при которых возникновение одного определения в осознании человека вызывает одновременное появление других.
Ребенок инстинктивно цепляется за установки, поскольку внешняя среда непрерывно демонстрирует иерархическую систему переподчинения. Витальная и социальная зависимость от родителей служит для этого хорошей почвой, давая последующий импульс к подражанию и имитации внешних форм синтезированных коммуникаций. Это связано с тем, что в период от 2 до 6 лет у ребенка происходит активное созревание ассоциативных полей мозга, часть которых является гностическими зонами анализаторных систем. Эти структуры обеспечивают процессы перцепции. То есть чувственное познание предметов окружающего мира и воспроизводство качеств реальности на основе существующих знаний о себе.
Именно поэтому в Талмуде говорится: «Обучение в юном возрасте подобно высечению на камне; в зрелом — черчению на песке».
С помощью интенсивного искусственного имплантирования социальных установок, моральных нормативов и синтезированных потребностей изображать свою «хорошесть» или «успешность» у ребенка в этом возрасте не просто отбирают детство, но и формируют забвение изначальной Сути Себя.

«Если не обратитесь и не будете, как дети, не войдёте в Царство Небесное»
(Матф.18:3)

В виду того что мозг действует за счет ассоциативных зон, о которых мы еще подробно поговорим, в восприятии ребенка мотив для движения в указанном направлении должен оттолкнуться от того, что мозг считает противоположностью данных установок. Например, чтобы «стремиться к совершенству», мозг должен вначале воспринять идею собственного несовершенства как чего-то реального и происходящего в данный момент. Ассоциативные принципы поступательной динамики должны создать искусственную потребность в том, чтобы понравиться окружающим. Мозг должен сформировать подсознательные убеждения в своей слабости, чтобы появилась потребность быть сильным. Проблема духовного поиска в большей степени упирается именно в подобные ментальные процессы.
Отмечу, что смену систем ценностей мозг воспринимает, прежде всего, как прямую угрозу биологической форме существования. Для того чтобы двинуться к вышестоящим мемам, должен возникнуть конфликт с существующими системами ценностей.
В результате, поиск более успешного варианта самого себя служит основным механизмом поступательного движения на первом уровне — потребностей.
Активность мозга можно корректировать или заставлять его поступать иначе. Но фильтр прошлого опыта, знания, убеждений является тем «камнем преткновения», о который спотыкаются большинство Ищущих, переступая порог зелено-желтого рубежа. Порою только полная смена популяционных инстинктов через следующее поколение позволяет перейти на вышестоящую систему ценностей. Но я буду говорить лишь о том, что можно сделать Здесь и Сейчас для познания своей истинной природы.
Нейрофизиология дуальности

Мозг человека устроен так, что он старается понять и объяснить весь мир. Существующие дефекты в информации восполняются мозгом на разных уровнях самосознания.
Технический прогресс, в отличие от форм социальной коммуникации, за последние 150 лет резко увеличил свой рост, в первую очередь за счет интенсификации информационных потоков. Скорость передачи информации возросла за последние сто лет в миллионы раз, а скорость ее осознания многократно отстает.
Мысль о себе вынуждена цепляться только за те информационные паттерны, которые подтверждают принципы собственной концептуализации и самосохранения. Альтернатива при жестком социальном отборе мозгом просто не рассматривается. Это происходит по той же причине, по которой ребенок, социализируясь, вынужден воспринимать имплантированную идею своего несовершенства. В результате социальный отбор «набирает обороты» в динамическом стрессовом режиме. Человек стал изобретательнее настолько, что теперь он занимается самоотбором, дополнительно втягиваясь в механизмы потребностей быть кем-то, помимо того, кем он уже является. Чем больше набор социальных, религиозных, духовных приемов, тем меньше мозг думает. Это выражено в первую очередь в биологических функциях мозга. Поэтому в религиях, так же как и в бесчисленных системах личностного или духовного роста, существует множество способов решить за человека ту или иную проблему путём предлагаемых правил и установок. Потребность в биологической энергии при этом уменьшается практически в два раза, и популярность причинностных технологий духовного роста более чем очевидна.
Человек, существующий по предлагаемым со стороны принципам, живет главным образом по канонам, в которых за него расписаны все правила поведения. По своим морфологическим свойствам они ничем не отличаются от манипулятивных форм воздействия и создают устойчивые рефлексы. Основная проблема заключается в том, что это мало кто замечает, так как идея внешней помощи оказывается самым востребованным продуктом современного мира.
Потребность во внешней помощи имеет свою биологическую основу, и поэтому ее сложно искоренить, не осознавая эти физиологические механизмы, и без познания того, благодаря чему человек пытается познать себя. На этих принципах создается множество мультимедийных «героев», решающих за человека задачи спасения и освобождения. Именно поэтому большинство людей, не ведающих о своей Истинной и живой Сути, предпочитают готовые технологии «духовного роста». Они ждут героя, который однажды «прилетит в голубом вертолете» и спасет то, что существует лишь в воображении самого человека, жаждущего личного и персонального «просветления».
На механизмах подчинения себя тому, кто кажется более сильным, более мудрым и знающим, паразитирует множество сценаристов реальности, предлагающих духовные фастфуды, обернутые в доминантность своего духовного превосходства. В отражениях «усталых» опытов казаться сильным не составляет большого труда. Для этого в мире слишком много слабых людей, не ведающих о своем неведении.

В каждом человеке существует совершенная естественность, к которой он пытается прийти через усилия.
Человек создан как совокупность многофакторных явлений, что можно выразить в знакомых и знаковых теологических триадах: «Дух — Душа — Тело», «Суть — Присутствие — Проявление», «Дао — Дэ — Цзин», по образу и подобию Единой энергетической системы. Подобная идентичность выражается в многомерном, живом и вневременном Сознании, проживающем человеческий опыт. Вся биологическая основа тела «в совокупности» функционирует в этом едином явлении Бытия.

Прямо сейчас задай себе вопрос — как ты знаешь, что ты осознаешь и бнаружь, что никто не приобретает это знание. Все, что необходимо для этого опыта — вспомнить начальное и прямое переживание собственного присутствия. Это переживание Осознанности вне контекстов чувственного объяснения тела не перестает освещать все, что человек называет собою. И поэтому ты не можешь избежать ответа из переживания Сейчастности. Доверься святой безысходности понять и что-либо вынести из «кроличьей норы», и ты заметишь, как знающий Осознание теряется в Живом знании самого Сознавания.

Знание или незнание себя помещено в это первопричинное Осознание. Оно не способно потеряться или исчезнуть, оно не способно не знать Себя. Здесь нет места «героям», потому что нет застывших идей, воспроизводящих чувство жертвы.
Когда внимание направляется в свой собственный Источник чистого Осознания, все начинает самоосвобождаться от иллюзии своей несвободы в простом и изначальном Присутствии. Никто не приобретает силу, которую ищет «мысль о себе», но приходит ясность того, как возникают причины несвободы. Все становится своим собственным Осознаванием, Бодхидхармой, празднующим Жизнь в своих бесчисленных завершениях.

С более глубоким распознаванием Себя Бытийного, вне контекстов предлагаемых решений, мозг подвергает сомнениям все, что ранее было концептуальным и понятным. Однако на начальном этапе могут наблюдаться внутренние психические процессы усиления сопротивления. У мозга возникает автоматическая непримиримость к новому видению «реальности», поскольку трансформация новых нейронных связей наталкивается на биологическое сопротивление. Мозг воспринимает подобные процессы как борьбу за выживание, и физиология человека может болезненно переживать эту динамику движения. Поэтому такими неустойчивыми для мозга видятся процессы Самосознавания, в которые он подсознательно впрыскивает идеи своего персонального участия.

То, что человек воспринимает как дискомфорт, неудовлетворенность, депрессию, вызывается нарушением метаболических процессов. В результате субъективной поглощенности человека собою в головном мозге нейронные связи вырабатывают большое количество биохимических сигналов, которые из-за метаболических ограничений когнитивных процессов не успевают ферментироваться и выводиться через глиальные клетки. Совокупность глиальных клеток называют нейроглией. Эти клетки окружают нейроны и входят вместе с ними в состав центральной и периферической нервных систем.
В результате нарушений метаболических процессов мозг вынужден питаться своими собственными токсинами, и это сопровождается отрицательными психологическими переживаниями.
Как показывают эксперименты в нейрофизиологии, химический баланс между возбуждением и торможением на молекулярном уровне служит важным элементом чистого Самосознания. Кстати, фактор гениальности человека основан на этом же биологическом принципе.

Желание избежать страданий обусловлено эволюционными инстинктами сохранения биологической энергии и имеет в первую очередь адаптивный характер. Необходимо задуматься над тем, что человечество называет эволюцией, поскольку адаптивные процессы напоминают скорее мутацию, чем интегративные поступательные действия к так называемому единению Духа, Души и тела. Кстати, если посмотреть на семантику слова религия, то можно обнаружить, что производное от латинского religare означает «воссоединение» «восстановление». То есть, Это уже было, в Этом уже пребывали. Человеческий мозг, обусловленный системой линейного воспитания, не способен понять Суть безусловного Присутствия, природу настоящего момента. Он вынужден разбираться с этими понятиями на основе эмоционального переживания реальности, где власть матрицы восприятия мира как отдельного от себя определяет доминирующую модель поведения. Первопричинную Суть самого Присутствия мозг человека не просто игнорирует, но и не способен воспринять. Его ассоциативные свойства не могут проявленное в каждом Здесь и Сейчас Бытие сопоставить с миром форм и условных коммуникаций. Ни одна система не способна познать другую, намного более сложную по своим структурным свойствам.

Все биологические процессы животного мира характерны и для человека. В их основе лежат метаболические процессы мозга, который ограничивает возможность репродуктивного поведения, если человек не поел как следует и не чувствует себя в относительной безопасности. Далее все движется по принципу Пирамиды Потребностей Абрахама Маслоу, Карты сознания Дэвида Хокинса, Спиральной динамики Клера Грейвза и т. д.
В этой иерархической причинности в управлении мозгом неизбежно участвуют две системы, которые предопределяют двойственность восприятия реальности, и между этими системами возникает тот, кто знает себя в качестве действующего персонажа.

Лимбическая система является комплексной структурой головного мозга. Она получает и идентифицирует информацию о внешней и внутренней средах организма. Эта система отвечает за вегетативные и соматические реакции, обеспечивающие приспособление организма к внешней среде и сохранение гомеостаза.
Частные функции лимбической системы: регуляция процессов внутренних органов (через гипоталамус); формирование мотиваций, эмоций, поведенческих реакций; важная роль в обучении; обонятельная функция; организация кратковременной и долговременной памяти, в том числе пространственной; участие в формировании ориентировочно-исследовательской деятельности, организация простейшей мотивационно-информационной коммуникации (речи); участие в механизмах сна.

Неокортикальная система — это область коры головного мозга, которая отвечает за адаптацию и поддержание социальных связей, а также за сенсорное восприятие, выполнение моторных команд, осознанное мышление, речь.
Неокортекс формирует в своих социальных структурах сложное поведение, связанное с мышлением. Человек мыслит ассоциативными, лобными и ассоциативными-теменными центрами, а также ассоциативной структурой поясной извилины..


Интересным представляется то, что центр мышления человека сформирован на основании органа полового обоняния — во;мероназа;льного о;ргана. Человек постоянно фильтрует на подсознательном уровне через половую систему все формы своего поведения. Эта древнейшая и одна из главных система управления служит биологической основой любого Ищущего, какими бы духовными ни были его принципы. Этот факт невозможно ничем подменить или спрятать за идеями аскетизма и духовными канонами. С перемещением мемов по эволюционной спирали биологическая система человека не перестает быть зависимой от пищевого и полового поведения. Поэтому в различных традициях такому поведению уделяется много внимания, на «борьбу» с ним нацелены многие духовные догматы, суть которых сводится к насильственному аскетизму.

Мозг человека по умолчанию предполагает, что завтра не будет пищи, инстинкт самосохранения неустанно создает чувство голода, которое в большей степени является фантомным феноменом. Если у человека не будет пищи, мозг быстро прекратит своё существование. Еда — это непрерывный поток энергии, ее запасы очень интенсивно меняются, и для функциональной деятельности нейронных систем их может оставаться всего на несколько минут. В случае остановки кровотока и ограничения поступления питательной среды в глиальные клетки, нейроны в головном мозге через 4—6 минут необратимо начинают гибнуть. Поэтому функциональные принципы мема бежевого уровня постоянно включены и человек не способен выйти из этого «цветового» режима.
Это нейрофизиологическое явление необходимо непременно учитывать в контексте поиска человеком Истины, Пробуждения или Просветления.
Феноменальность нейрофизиологических процессов заключается также в том, что мозг неравномерно потребляет энергию, в соответствии с работой множества сенсорных рецепторов, функциональных центров, отвечающих за слух, за движение, зрение, обоняние. Каждый из них имеет локальный характер.
Из-за того что неокортекс имеет примерно 80% массы всего головного мозга, и эта кора потребляет большое количество энергии, необходимо иметь в виду еще один аспект управления мозгом. Мозг — это огромный потребитель энергии, даже во время сна. Уровень энергопотребления многократно увеличивается в череде когнитивных процессов, основанных на эмоциях.
Нейрофизиологическая «двойственность» как первопричина искажения и воспроизводства субъективной реальности возникает во взаимодействии неокортекса с лимбической системой.
Лимбическая система представляет собою инстинктивные «желания», продиктованные из нейрогормональных центров, управляющих врождённым поведением. Эта система противостоит неокортексу с ассоциативными, характерными только для человека зонами. В них находятся центры, в которые имплантированы социальные инстинкты, в соответствии с этническим, социальным происхождением человека и его популяцией. Между этими системами существует непрекращающийся конфликт, вызывающий двойственность восприятия.

В человеке существует набор картикальных инстинктов социального происхождения — то, что мы называем разумом, рассудком, отношениями, и что «записано» в коре головного мозга посредством нейронных связей. Между двумя системами сохраняется баланс, за счёт которого у человека всё время возникает двойственность принятия решения.

Механизмы динамического взаимодействия между социальной частью головного мозга и врожденными поведенческими рефлексами создают не только Образ себя и его многочисленные комбинации, но и подсознательное психическое напряжение. В этой натянутой, как струна, среде Образ себя вынужден все время находиться под эмоциональным влиянием лимбической системы, переживая состояние «хронической неудовлетворенности».
Потребность Ищущего найти в этой неудовлетворенности собою «простые» решения обусловлена в первую очередь биологической потребностью мозга в экономии энергии. Эта энергия иррационально растрачивается в хаотических процессах объективизации реальности за счет субъективного воспроизводства модели Я-образа, зажатого между неокортексом и лимбической системой.
Именно поэтому регулярная потребность Ищущего в «легких» путях приводит к сложным последствиям переживания безысходности всех намерений «спасти» или «пробудить» себя.
Лимбическая система посредством мотивационных основ экономии энергии создает для большинства Ищущих свою идею «пробуждения» и держит под эмоциональным контролем весь мозг. Нейроэндокринная система, вырабатывая гормоны, направляет их в кровеносную систему. Далее, через гипоталамус и гипофиз, гормоны возвращаются назад в мозг. Человек, неосознанно воспринимая себя Деятелем происходящего, попадает в круговорот игры гормонального фона и своих представлений о реальности.

Как бы мы ни пытались найти в этой физиологической карусели Сознание, локально в мозге такого центра не существует. Есть центры, связанные с мышлением, зрением, движениями, но говорить о центре Сознания нейронаука не может. Сознание в представлениях нейрофизиологов — это некое текущее состояние коры больших полушарий, которое они сравнивают со светлым пятном, прожектором, который движется по коре больших полушарий, и человеческое сознание пребывает там, где в данный момент происходят самые активные процессы.

Сменой духовных приоритетов и перетасовкой религиозных парадигм невозможно остановить гормональные процессы нейроэндокринной системы. С каждым новым этапом «духовного роста» гормоны вырабатываются с новой силой, меняя пропорции химических элементов нейромедиаторов и всё больше подчиняя себе мозг, загоняя Ищущего в рамки им же созданных убеждений. Это вызывает изменения в настроении Ищущего и переживание на рубеже активной ночи души безысходности в поиске покоя на частоте ментальных процессов.
Дополнительно отмечу, что лимбическая система составляет примерно 10% массы мозга и практически не потребляет энергию, в то время как неокортекс, составляющий 80% массы мозга, воздействует на социальную адаптивность и имеет огромную энергетическую зависимость. Таким образом, игра в образы и маски приводит к энергетическому и психическому истощению, которого сам же мозг и пытается избежать за счет подчинения себя готовым внешним решениям.
Формирование Я-образа

В головном мозге существуют зоны, связанные с органами чувств, движениями, а также ассоциативные зоны в неокортексе, или «новой коре». Они занимаются наиболее сложными функциями. Остановлюсь на этом подробнее, поскольку именно в этих зонах и возникает тот, кто считает себя реальным в контексте «Ищущего».
Термин «ассоциативный» обозначает объединение нескольких потоков информации, ассоциирование. В головном мозге существуют префронтальная кора, ее еще называют центром воли и инициативы, теменная ассоциативная зона и ассоциативная поясная извилина анатомически расположенная внутри самого неокортекса.

Теменная доля — это место объединения всех сенсорных сигналов. Здесь через обработку зрительных, слуховых, тактильных и обонятельных рецепторов формируется целостный сенсорный образ внешнего мира. На основе этих процессов и посредством этой зоны в ходе эволюции возникают центры речи и мышления.


Наиболее важными в образовании Я-образа являются ассоциативная теменная и префронтальная, или лобная, кора. Лобная кора принимает решения о запуске поведенческих принципов взаимодействия с внешним миром. Если выражаться очень упрощенно, то Теменная часть создает убеждения и стратегии, выстраивая очертания Я-образа, а за динамику и подкрепление этого Я-образа отвечает лобная часть, которая выбирает, принимает и запускает программы для действия. В этом движении Ищущий и становится для себя все более реальным, подтверждая свою форму мотивационными идеями в режиме достижений и приобретений. Лобная ассоциативная зона запускает свои процессы на основе объединения и сравнения множества информационных потоков. За функцию обработки сенсорных сигналов, сравнения и сопоставлений отвечает еще одна ассоциативная доля — поясная извилина. В совокупности взаимодействий этих трех ассоциативных зон возникают процессы мышления, вокруг которых и вертится карусель происходящего.

Человеческий мозг не столько видит предметы и реальность происходящего, сколько свое отношение к тому, что видит. Для создания образа внешнего мира вначале необходимо возникнуть тому, кто его создает. Вспомним свойства квантовой механики. Реактивное поведение на возникающие ситуации не всегда дает время Ищущему подумать, выходя за рамки своих собственных проекций, и поэтому мозг обходится порою без аппарата мышления.
Это явление постоянно преследует человека, зажатого в тиски социальных и духовных нормативов, и именно принципы Самоосознавания переводят эти процессы из разряда инерционного реагирования в режим целостной обработки мозгом всего комплекса поступающей информации. Но этот принцип скорее исключение, чем правило. Лишь только с определенной зрелостью человека, когда он не выпрашивает у Мира следующего сюжета, в соответствии с маневрами ассоциативных зон, Реальность перестает проявляться в качестве объекта восприятия.
Необходимо ясно Осознать, что любые идеи и методы контроля или остановки внутреннего диалога — это все еще игра внутри ассоциативных зон. Невозможно бороться с Я-образом посредством его же самого и на территории, где он себя «хорошо» чувствует. Истинная свобода заключена в способности Свидетельствовать любую ментальную активность, в том числе и само желание противопоставить негативным чувствам то, что мозг считает их противоположностью.


Для того чтобы функционально прояснить высказанную мысль, отмечу основные свойства различных зон неокортекса и последовательность нейрологических процессов, связанных с формированием Я-образа и, как следствие, воспроизводством «внешнего» мира.
1.Затылочная зона — зрительная кора.
2.Височная доля — слуховая кора.
3.Передняя часть теменной доли — болевая, кожная и мышечная чувствительность.
4.Внутрибоковые борозды (островковая доля) — вестибулярная чувствительность и вкус.
5.Задняя часть лобной доли — двигательная кора.
6.Задняя часть теменной и височной долей — ассоциативная теменная кора — объединяет потоки сигналов от разных сенсорных систем. Речевые центры. Центры образного, абстрактного, логического мышления.
7.Передняя часть лобной доли — ассоциативная лобная кора — с учетом сенсорных сигналов от центров потребностей, памяти и мышления принимает решения о запуске поведенческих программ.

Первичный сигнал из внешнего мира поступает в таламус, расположенный глубже структур неокортекса. Этот орган головного мозга отвечает за перераспределение информационных потоков от органов чувств, за исключением обоняния, к коре головного мозга. Далее информационные сигналы идут по специализированным зонам, и в ассоциативной теменной коре они объединяются. На основе этих сигнальных процессов посредством памяти и потребностей человека в лобной коре формируется информация об окружающем мире с одновременным возникновением «своего» отношения к этому миру. Необходимо отметить, что сформированный энергоинформационный потенциал по сравнению с первичным сигнальным приемом многократно увеличивается. Обрабатывается эта информация непосредственно на основе того эмоционального фона, который переживается в момент приема сигнала. В связи с тем, что человек за день может переживать более десятки тысяч различных впечатлений, соответственно один и тоже первоначальный сигнал может интерпретироваться в различных вариантах.
В мозге существуют структуры, которые объясняют, что решения принадлежат самому человеку. Тем самым, обработанная неокортексом информация дополнительно формирует чувство авторства, уплотняя очертания Я-образа, и устремляется обратно в таламус. Через эндогенные ретрансляционные функции эта информация дает двигательные сигналы в нейроэндокринную систему, которая воспроизводит определенный гормональный фон. Возникший эмоциональный план создает не только устойчивое восприятие голографической реальности, но и подтверждает «правильность» выбранной мозгом модели мира. Напомню, что образ Ищущего берет свое начало в теменной и лобной зонах. Далее динамика психической непрерывности Я-образа и формирования эмоциональной реальности распространяется от лобной ассоциативной зоны в двигательную кору и одновременно в лимбическую и нейроэндокринную системы, которые запускают череду гормональных реакций.

Необходимо запомнить эту последовательность, поскольку нейрофизиологическое возникновение «сна о себе» происходит именно в указанной хронологии, и алгоритм забвения имеет свои «эволюционные» этапы.
На основе перечисленных информационных потоков ассоциативная лобная кора принимает решение о запуске того или иного поведения. Отмечу: поведения, направленного на удовлетворение определенных потребностей. В этом сплетении электрохимических всплесков стремление к Просветлению инициируется и поглощается круговоротом сопутствующих биологических, социальных задач и потребностей всего организма.
В головном мозге также существует третья ассоциативная зона, о которой я уже упоминал, — поясная извилина. Поясная — потому что она как бы опоясывает большое полушарие, идёт над зоной, которая называется мозолистым телом. Поясная извилина участвует в регуляции эмоционального поведения, усвоении и запоминании навыков, реакций.
Поясная извилина сравнивает реальные и ожидаемые результаты поведения. Оценивает, насколько полным является успех. Результаты работы поясной извилины учитываются ассоциативной лобной корой, чтобы еще менять поведение или, наоборот, его не менять, если в рамках определенной системы ценностей или мемов всё идёт хорошо. Более подробно об особенностях этой зоны я расскажу далее, поскольку для определения механизмов духовного поиска и обнаружения причин безысходности всех намерений пробудить себя, нам необходимо обратить на это пристальное внимание.

Когда мы говорим о мышлении, о речи, мы имеем дело с результатами нашего опыта. Необходимо отметить, что врождённой функции, связанной с мышлением и мышлением, которое использует речевые символы, не существует. Всё это формируется в течение жизни и является результатом накопления индивидуального опыта.
По существу, поведенческие стереотипы, отвечающие за обучение и результаты, служат условным рефлексом на комплексный стимул.
Потребность в Пробуждении и Просветлении является именно комплексным стимулом, в причинах возникновения которого я и предлагаю разобраться.

2 глава

Мышление и Бытие

Мышление вплетено в структуру Бытия, но само Бытие не зависит от мышления. Превращая игру мыслеформ в калейдоскоп образов, ассоциативные зоны головного мозга наделяют реальность качествами, которые структурируют время и пространство.
В череде поисков универсальной анестезии и убежища от страданий, в стремлении удовлетворить свои базовые витальные потребности, мозг со слепой настойчивостью продолжает объективизировать реальность отдельного «я», создавая потребность в новых экспериментах над собою и иллюзию безопасности. Но наступает момент, когда все, что остается сделать, — это довериться созданной мозгом персональной Голгофе. Чтобы на кресте противоположностей распознать Живое среди мертвых идей, а среди ментального торга и суррогата чувств обнаружить не затронутое Образом себя тонкое восприятие самого Бытия.
«Иное семя (слово Божие) упало на добрую землю и, взойдя, принесло плод сторичный. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да услышит!»
Евг. Лк. 8, 5–15

Неспособность увидеть ценное порою является следствием неспособности ясно мыслить, создавая обобщения, вмещающие в себя Бесконечность Мироздания. Не все готовы узреть созданное Творцом, потому что большинство Ищущих желают не страдать, вместо того чтобы познать причины своих страданий и создать тем самым добрую почву для видения этих явлений.
Интуицию часто противопоставляют мышлению. Это не совсем правильно, потому что нейрофизиологические эксперименты показали, что интуиция — в большей степени то же самое использование речевой модели. Понимание этого совершенно необходимо, чтобы глубже осознать жесткую детерминацию мозгом реальности в рамках вербального обозначения. Об этом уже говорилось подробно в разделе «Семантика существования». С более глубоким переживанием живой структуры Бытия человек начинает распознавать источник вербальных отождествлений и Видеть, что слово не есть объект, а объект не есть событие.

Для того чтобы ответить на вопрос, почему человек считает себя тем или иным Образом, необходимо увидеть то, как последовательно формируется внешняя реальность, следуя непосредственно за вербализацией мозгом возникающей модели мира.
Человек использует речевую модель в двух основных режимах — быстром, или интуитивном, и медленном. Порою лучший способ «увидеть» — проговаривать то, что попадает в область осознания. От быстрого режима мы обычно переходим к медленному, что дает возможность понять, почему мы пришли к тому или другому выводу.

«Познай то, кем ты не являешься». Для мозга необходим подобный подход, снимающий потенциал неврологического напряжения, которое сопровождает реакцию на внешние раздражители. Но основная суть этого высказывания — в другом. Если у человека существует какая-либо психологическая проблема, которая влияет на его поведение, он слышит призыв психолога: «Давайте поговорим об этом?» Такое предложение и служит приглашением перейти от быстрого режима к медленному и пошагово «пройтись» по речевой модели, декодируя причины возникновения проблемы.
Если у человека есть благодарный слушатель, тогда сигналы будут передаваться на речедвигательный центр, и человек будет озвучивать свои собственные процессы мышления, подключая в помощь и слуховые центры. Проговаривание, естественно, замедляет процесс мышления, скорость становится низкой, но зато человек начинает понимать, где возникла проблема, и видеть, как работает мозг и возникает Я-образ, от которого он так безуспешно пытается избавиться.
В идеале необходимо использовать оба варианта. О необходимости объединения интуитивного и аналитического подходов я еще расскажу.
Напоминаю читателю и о том, что любой психологический синдром является формой адаптации.

Подобный взгляд на эту модель мышления позволяет понять, чем отличается информированный человек от мудрого. Информированность — «я много знаю». Это много соединенных между собою центров. А мудрость — это не обязательно много центров, но они, продуктивно, правильно соединены между собою и взаимодействуют друг с другом по моменту.
Мудрость, как показывает история, — это не количество прожитых лет, а скорее количество неудачных опытов. Благодаря этим опытам определенные нейронные связи или контекст обобщения потеряли свою жесткую фиксацию в определении реальности посредством нейропластичности мозга. Этот термин характеризует способность мозга меняться под влиянием опыта или в качестве ответа на внешние воздействия, а также восстанавливать утраченные после повреждения связи.
Работа ассоциативной теменной коры во многом зависит от состояния так называемой дофаминовой системы мозга. Дофамин традиционно считается «гормоном удовольствия» — его уровень стремительно подскакивает в организме во время процессов, которые конкретный человек считает приятными. От активности зоны среднего мозга во многом зависит скорость обработки информации в неокортексе (обработке сенсорной информации) и скорость мышления. С этой зоной связаны положительные эмоции, которые люди испытывают, когда узнают что-то новое, а уж тем более, когда сами придумывают что-либо новое с помощью своей речевой модели. С этой зоной связаны эмоции от любого творческого действия, где процесс осуществляется ради самого процесса, а не для демонстрации результата. Происходящее в этой зоне объясняет, что заставляет человека создавать свою модель мира или идею, за которую он цепляется и которую в дальнейшем ему будет сложно поставить под сомнение. Становится понятно, почему творческого человека легко обидеть. Эта химическая реакция создает не только пристрастие к дофаминовой наркомании, но и приводит к её последствиям — самой настоящей ломке. Когда перед человеком возникает кто-то или что-либо, разрушающие идеи его авторства, мозг начинает вырабатывать гормоны стресса кортизол, пролактин или гормон норэпинефрин для защиты своей реальности и своего отношения к ней.
Творчество является источником положительных эмоций и для маленького ребёнка, и для зрелого, и пожилого человека. Любая творческая активность ресурсирует каждого из нас, но если дофамина в избытке, то и мышление может стать слишком «дёрганным».
Мозг перестает достаточно глубоко просчитывать те или иные ситуации. «Скачет» с темы на тему, с одной духовной тусовки на другую. К тому же в нем могут возникать сенсорные иллюзии и галлюцинации. То есть реальный сенсорный сигнал будет отсутствовать, но из-за высокого уровня дофамина возникает ощущение, что сигнал есть. Порою эти психические феномены становятся ловушками на духовном Пути, из-за которых состояния психики Ищущего становятся нестабильными, противоречивыми в каждом возникающем опыте. И непосредственное участие в этом принимают ассоциативные лобные доли.

По характеру решаемых задач существует несколько видов мышления. Обратимся лишь к некоторым из них, влияющим на психические функции процессов познавания и подмены реальности.
В первую очередь отмечу ассоциативное мышление, которое представляет собой умственный процесс через непроизвольную смену образов-ассоциаций, способ мышления через репродукцию идей.
Интересным также представляется наглядно-действенное мышление, которое опирается на непосредственное восприятие субъекта, формирующееся в процессе взаимодействия с ним.
Наглядно-образное — это мышление, характеризующееся опорой на представления и образы. В отличие от наглядно-действенного мышления, ситуация преобразуется лишь в плане образов.
Мышление, осуществляемое при помощи логических операций с понятиями, называется словесно-логическим. Мотивационная модель мышления разрабатывалась в таких направлениях психологии, как психоанализ, гуманистическая психология, а также в когнитивизме.
Эдвард де Боно — один из специалистов в области творческого мышления — разработал модель «Шести Шляп мышления», в которой различные свойства мышления структурируются на шесть направлений с выбором нужного подхода в конкретной ситуации, что переводит мотивационную основу мысли в область Осознания.
На основании выделения шести режимов мышления возможно создание различных программ. Они представляют собой варианты последовательности шляп, которые полностью охватывают и структурируют мыслительный процесс решения отдельной задачи.
1. Управление — Синяя шляпа.
2. Информация и факты — Белая шляпа.
3. Эмоции и Чувства — Красная шляпа.
4. Критическое суждение — Чёрная шляпа.
5. Оптимистичность — Жёлтая шляпа.
6. Креативность — Зеленая шляпа.
Последовательность всегда начинается и заканчивается Синей шляпой.
Этот подход, вместе с другими тестами, мы используем для первичного индивидуального определения у Ищущего тех целей и задач, которые лежат в основе его подсознательной потребности в Пробуждении и Просветлении. Впоследствии такой подход способствует обнаружению нейрофизиологической и морфологической локализации функциональных систем, ответственных за тот «якорь», «затык», который и отвечает за запуск нового витка поиска внутри идей о себе. С обнаружением морфологических свойств этой проблемы мы делаем шаг к технической реализации основ Пробуждения.

Напомню: ассоциативные зоны — это области, которые воспринимают и обрабатывают информацию от центров потребностей, памяти и всю обобщенную сенсорную информацию, все сформированные поведенческие программы, включая и самые простые, выраженные в условных рефлексах.
Возникшие в ходе жизни поведенческие программы создают своеобразное «меню» возможного решения проблем — то, что можно назвать алгоритмом поведения.
Любой механизм обучения позволяет сформировать внутри мозга своеобразную машину времени, которая заглядывает в будущее и позволяет сделать поведение более адаптивным. Используя эти нейрофизиологические особенности, Ищущий создает картину мира после Пробуждения и Просветления и себя в центре этих событий. Мозг человека просто «заточен» на вопросы о «просветленном»: что он ест, как одет, как себя ведет. То есть потребность в подражании и имитации ведет к подсознательному желанию подобной адаптации в будущем.
Речевая модель внешнего мира — это высшая стадия такого формирования прогноза. Обычный простейший условный рефлекс, который также является прогнозом на будущее, в совокупности с речевой моделью, придает поиску ажиотажный спрос на «выход из матрицы» или «расширение сознания».
Обучение позволяет избегать опасности или страдания, лучше питаться и проявлять доминирование над другим человеком. Благодаря техническому прогрессу и жесткому социальному отбору сон Я-образа становится все более изощренным и глубоким. Но вместе с тем повысился уровень стресса и сенсорной нагрузки на психику человека, что заставляет мозг формировать всё более сложные системы и сложные способы создания новых программ поведения для решения проблем. Поэтому мы видим сейчас такое множество пробужденных «сатсангеров», которые порою глубоко и ярко раскрывают механизмы сна, указывая на суть вневременной Сейчастности и используя более сложные речевые механизмы обобщения.

Мозг устроен так, что если удаётся удовлетворять возникшую потребность, он испытывает положительные эмоции, если не удаётся — отрицательные.
На фоне положительных эмоций и успешной деятельности синаптические связи, которые удачно «сработали», укрепляются, и эти нейронные контакты начинают работать более эффективно. В следующей ситуации сигнал с большей лёгкостью бежит по знакомой траектории.
В случае возникновения отрицательных эмоций по поводу неудачи соответствующие цепочки и синапсы притормаживают так, словно в залипших электрических контактах замыкается цепочка, и субъективная поглощенность собою быстро начинает нарушать метаболические процессы организма. Отсюда возникают ощущение безысходности помочь себе, с нарастающей тревогой перед «будущим», которое становится сложнее модулировать, и последующие неврологические проблемы, требующие решения.

Необходимо дополнительно напомнить, что функция поясной извилины, третьей ассоциативной зоны, которую мы уже рассматривали, заключена в сравнении ожидаемого и реального результата поведения. Выполнив определенный этап поведенческой программы, мозг сравнивает ожидаемое с результатом. Если ожидание совпадает с реальностью, ассоциативная лобная кора получает информацию о том, что «программу можно продолжать». Далее поясная извилина сбрасывает сигнал на центры положительных эмоций, и человек испытывает удовольствие от того, что он сделал. Если результаты не совпадают с ожиданиями, то, соответственно, поясная извилина запускает генерацию отрицательных эмоций, человек ощущает некую фрустрацию, а в ассоциативную лобную кору идет информация о безысходности намерений и действий.
Далее ассоциативная лобная кора, ориентируясь на эту информацию, может продолжать выполнение программы, и, как правило, такие люди видятся нам целеустремленными, упрямыми, иногда упертыми личностями. В других случаях ассоциативная лобная кора может с помощью мыслей откликнуться на эти панические сигналы: «Ну ладно, меняем программу», или даже: «Так, выключаем программу, которая была, и запускаем абсолютно другую». Если ассоциативная лобная кора активно откликается на сигналы поясной извилины, психологи говорят про такого человека, что у него недостаточное целеполагание.

Ассоциативная лобная кора непрерывно отзывается на сигналы поясной извилины. В этой динамике проявляются индивидуальные характеристики личности самого Ищущего. Все это называется подвижностью нервной системы. Эмоции, которые человек испытывает благодаря поясной извилине, не связаны с конечным результатом, но они украшают текущую жизнь Ищущего и объективизируют дальнейшую динамику поиска.
Ассоциативная лобная кора посредством навыков мышления вливает в эти процессы энергию, а поясная извилина продолжает комментировать итоги движения Образа себя на духовном Пути. Ищущий проявляется во всех трех ассоциативных зонах, которые служат источником как забвения, так и творческих озарений каждого отдельного человека.

Ищущий будет выброшен в свое собственное Присутствие только со степенью искреннего и бдительного внимания к происходящему. В подобном Благословенном Смирении мотивационная структура Образа себя теряет бинарные свойства, и вместе с этим исчезает фокусная динамика обусловленного внимания. Мозг перестает вовлекаться в бессознательные интерпретации по поводу реальности, и у него проявляется способность к Свободному вниманию. Этот путь от простого к сложному, от сложного к простому замедляет ход Священной карусели имитации жизни.
Неожиданно сам Ищущий начинает спонтанно и безусильно распознавать То, что Есть до того, как он сам возник, и с этим откровением растворяться в своем собственном Источнике. В этом едином процессоориентированном явлении исчезают фатальные сцены и «усталые» образы нейрофизиологических процессов.
Тебе, читающему эти строки, не надо работать, чтобы Любить, тебе ничего не надо делать для того, чтобы Быть. Все уже Даровано вместе с дыханием Жизни. Ты есть само Бытие, распознающее свое собственное Путешествие, и мозг во всем этом прекрасный сталкер, проводник по Миру, в котором дуальность является способом Творения!
Когнитивное пробуждение

В мозге человека существуют нервные клетки, которые могут работать одновременно с несколькими сенсорными системами. Это результат высокого уровня эволюции мозга. Такие клетки расположены в ассоциативной теменной коре, откуда берет свое начало Я-образ.
Гоняя возбуждение по ассоциативным сетям, Ищущий способен не только что-то вспоминать, заново переживать какие-то события, испытывать положительные или отрицательные эмоции, но и видеть, как эти процессы возникают в Осознании. Создавая речевую модель внешнего мира, манипулируя обобщениями, ассоциациями, человек может натолкнуться на ассоциации, до которых не способен был ранее дотянуться.
Интересным представляется то, что речевая модель служит не столько для стимуляции Я-образа, сколько для прогнозирования картины мира, потому что речевые центры являются механизмом моделирования.
Например, если мы создадим в речевых центрах определенные данные, то на выходе получим прогноз поведения, а не действующего персонажа игры. Важно это запомнить!
Условный рефлекс на комплексный стимул является эволюционным предшественником речевых рефлексов. Эволюционно-продвинутой способностью мозга человека, в отличие от мозга любого животного, является способность к ассоциации сигналов, идущих от нескольких сенсорных систем.
Создатель теории когнитивного развития Жан Пиаже выстроил стадии развития ребёнка в соответствии со стадиями развития речевого обобщения, где сложные уровни становятся доступны примерно в 11—13 лет. Как раз накануне его активной социализации.
На примере мозга ребёнка мы можем увидеть, как формируется реакция на речевые стимулы. Если ребенку показать игрушечного котенка, сопровождая демонстрацию речевым сигналом, произнося слово «Котенок», то детский мозг охватывает эту информацию и формирует ассоциации зрительного и визуального сигналов. В этом действии проявляется источник положительной эмоции, связанной с новизной познания. Если игрушка новая и интересная, тогда ассоциативная связь возникнет легко и просто. Как видите, этот процесс похож на условный рефлекс, в котором возникает и комплексный стимул.
Конечно, с поиском своей истинной природы все обстоит гораздо сложнее. Я привел этот пример лишь для наглядности того, как мозг приближает ситуацию к реальному уровню сложности, формируя слуховое и зрительное обобщение. Котенок может быть разным. Например, сегодня ребенку покажут белого плюшевого котенка, завтра — трехцветного резинового, послезавтра — изображение котенка в книге или телевизоре.

В самой передней части зрительной коры есть специальные нейроны. Они называются нейронами зрительного обобщения, которые у всех этих котиков найдут некие общие признаки. И такими общими признаками, скорее всего, окажутся хвост, два уха, усы, то есть то, чем все котики отличаются.
Примерно по тому же принципу функционирует слуховая кора. Если при описании котенка произнести слово «мяу», то в дальнейшем в мозге ребенка при звуке «мяу» начнет возникать образ этого животного, и неважно, чьим голосом будет произнесено «мяу». За это отвечают нейроны слухового обобщения — так называемая зона Вернике.
При зрительном и слуховом обобщении происходит формирование сложной системы внешнего образа, который физически закрепляется в нейронной связи. Она располагается ближе к ассоциативной теменной коре, там же, где находится и Образ себя — духовно Ищущего, «несчастного» или «успешного», а возможно и «просветленного». Все зависит от того, какие ассоциации человек «вогнал» в неокортекс по поводу того, что такое Просветление.

Помимо накопления речевых и визуальных паттернов в процессе взросления ребенка, мозг способен ещё к одной операции, которая происходит внутри центров. Она очень важна в том смысле, что способность мозга к автоматическому обобщению может создать контуры мотивирующей потребности в Просветлении. Мозг может взять несколько слов, обобщить их и сформировать отдельные связи с ещё одним речевым центром, который завяжет всё это в единое целое.
Например, у нас был котенок, добавим к нему куклу, мячик и кубик. Теперь все это мы можем назвать обобщающим словом «игрушки».
Это будет самый простой, первый уровень речевого обобщения. Пойдем дальше, объединив игрушки, мебель, одежду, например в речевое обобщение «предметы». Затем предметы, дома, деревья — в «окружающий мир» или «ландшафт». Все последующие уровни обобщения, как вы заметили, становятся более сложными. Если мы двинемся еще дальше — к определениям «Вселенной», «Материи», «Жизни», задача обобщения для большинства людей становится практически невыполнимой.
Примерно в два года у ребенка создается около 500 речевых центров. С возрастом этих центров образовывается около двух тысяч. Приблизительно в это время начинает формироваться речевая и визуальная модели внешнего мира, в которые посредством имплантирования социальных установок благополучно вливаются токсины имитации действительности.
Внешний мир накладывает на мозг ребёнка свои оттенки. Всё существенное, что происходит, — объекты, люди, движения — всё это отражается в развивающемся мозге.
Ребёнок активно участвует в сборе информации. Родители неоднократно сталкиваются с ситуацией, когда малыш берёт взрослого за руку, подводит к чему-либо незнакомому и спрашивает: «Как это называется?» Потому что непорядок, когда «штука есть, а слова нет».

Высказывание В. Пелевина: «То, для чего нет слова, для 99,99% людей не существует вообще» справедливо, но только не для ребенка, потому что его мозг, в силу биологического и функционального развития, любознателен, жаждет новизны и познания всего, что проявляется во внешнем мире.
На каком-то этапе, когда в его мозге задача обобщения усложняется, ребенок начинает спрашивать несколько по-другому: «Почему это называется именно так, а не иначе?»
Как результат подобной поступательной динамики, вместо одного центра в мозге формируется множество центров, соединенных между собой сложными ассоциативными комбинациями, которые и служат основой процессов мышления.
Движение нервного возбуждения по этой сети и есть мышление. Способность ясно и глубоко мыслить находится в прямой зависимости от количества индивидуального опыта, помноженного на возможность проводить ассоциативные линии между различными и, как кажется, далекими друг от друга явлениями.
На высших уровнях мышления Ищущий выходит на обобщающие, мощные философские понятия, которые многим его знакомым, близким и родственникам просто невозможно «осилить». По этой причине возникает непонимание и, как следствие, недоверие окружения Ищущего к его восприятию реальности и его более широким коммуникациям с внешним миром. Каждое его обобщение требует выстраивания новых нейронных связей и очень большого количества новых ассоциаций, которые порою только «со скрипом» могут войти в голову другого человека и вскоре выпасть оттуда, если ими регулярно не пользоваться.
Способность обнаружить то, как связываются ассоциации на этом этапе, я называю Когнитивным Пробуждением. Имеется в виду тот случай, когда Искатель благодаря определенным ментальным навыкам и интуитивному распознаванию «нереальности» происходящего научился оперировать понятиями в традициях «адвайты» или более изощренного ее варианта — ментальной «не адвайты».
Механизмы перехода зелено-желтого рубежа в эволюции мемов строятся именно на подобных нейрофизиологических закономерностях. Поэтому вопрос о Просветлении требует не столько стремления к разотождествлению с Я-образом, сколько возможности обнаружить, как возникает игра отдельного «я». При таком обнаружении посредством создания новых синаптических связей выстраиваются обобщающие принципы, декодирующие все перспективы, созданные Образом себя. Это движение впервые устремляется «по вертикали» и становится уникальным для функциональных систем головного мозга. Уникальность заключена в способности мозга переводить реактивное поведение в спонтанное проактивное состояние.

Основной проблемой Ищущего на этом этапе является отождествление с формой «знающего о знании».
Как уже упоминалось в разделе «Семантика Существования», в эволюции вначале возникает живое переживание знания, а потом следует абстрактное заключение. Любые «натуральные» вычисления отличаются от искусственных тем, что имеют определенный экзистенциальный смысл, поскольку понимание информации и переживание знания — совсем не одно и то же.
В результате, данная компетенция «знания о знании», облаченная в психическую форму, способна проявлять различные оттенки морального релятивизма. В отсутствии плотных контуров понятий добра и зла такой «знаток» погружается в череду биологических соблазнов проявлять превосходство над теми, кто совершает свой путь не так изящно, маневрируя среди семантических «ловушек». Такого искателя, стремящегося везде, где его не просят, «вставить свое слово», исправить «позицию» другого с имитацией духовного наставничества и демонстрацией своего «духовного» преимущества, разоблачает, как правило, «духовный цинизм». Напомню, в Спиральной динамике мемы первого уровня — потребностей не приемлют друг друга, демонстрируя подобный диссонанс в любом подвернувшемся случае. Это происходит потому, что ощущение собственной неудовлетворенности и подсознательные сомнения требуют подтверждения своих компетенций в виде публичной демонстрации знаний о знаниях.
Такая ситуация погружает множество по-настоящему «созревших» Искателей в стагнацию и, как следствие, в духовные неврозы, о которых я уже писал в разделе «Ночь Души».
Лишь мемы второго уровня — Бытия, переживающие Живое знание Себя Бытийного, являются конвергентными и объединяющими. Люди с подобным Сознаванием способны безусильно почувствовать, как и с какой стороны предоставить человеку нужную информацию или направление для того, чтобы он научился учиться у самого себя.
Мудрость человека, реализовавшего свою Истинную Суть, берет начало в возможности сопоставлять проявления ассоциативных процессов с каждым возникающим Здесь и Сейчас, и это действие также основывается на базовых принципах мышления.
Какими бы парадоксальными ни казались эти выводы, но:
Чем большим ассоциативным набором обладает Ищущий, тем больше у него появляется возможностей увидеть себя лишь в качестве самой мысли.
Чтобы познать Себя, познай то, кем ты не являешься. Это знакомое выражение указывает на возможность самого мозга обнаружить то, как выстраиваются ассоциативные связи воспроизводства кого-то, помещенного за пределы Самосознания. В этом явлении скрывается парадокс и Тайна Сознания — знающие Себя посредством самого Себя и только в самом Себе.
Память — «флешка» или процесс

Все, на чем строится и существует реальность Ищущего, — материал памяти, сформированный в процессе обучения на разных этапах индивидуального развития, в том числе и в периоды пренатального онтогенеза (внутриутробного развития). Формирование памяти, как показывают некоторые нейрофизиологические эксперименты, начинается ещё до нашего рождения, оказывая влияние на выбор, который человек делает в течение жизни, двигаясь от одного мема к другому, не подозревая о существовании этой памяти. В Спиральной динамике этому явлению не уделяется достаточное внимание. В этом разделе я подробно опишу свойство памяти, которое служит главным инструментом забвения и последующей реконсолидации системной памяти.
В связи с множественностью функциональных свойств памяти, создающих вереницу многогранных опытов, существует огромное количество способов познания. То, какой способ или метод познавания выбирает Ищущий, зависит от структуры мозга и его индивидуальной истории. Психолог, философ или нейрофизиолог и нейрохимик припишут структуре поиска различные функции. Люди, изучающие одну и ту же основу Бытия, скорее всего, приписывают ей разные функции. Это связано еще и с тем, что головной мозг — сугубо индивидуальная структура, выражающая своеобразные характеристики каждого человека. Именно из-за разницы функциональных свойств в коре больших полушарий возникает предопределенность того или иного способа познания.
В индийской культуре существует понятие йога, которая объединяет в себе различные виды духовных, физических, психических практик. Основные из них — раджа-йога (контроль ума посредством медитации), бхакти-йога (путь служения и преданности Богу и мастеру), хатха-йога (психофизические техники, позволяющие успокоить ум), джняна-йога (путь самопознания, на котором индивид с помощью ума учится отличать реальность от иллюзии). В разнообразии различных школ, особенностей культур и традиций можно отследить не только этапные явления одних учений, перетекающих в другие, но и специфику предпочтения адептом выбранного пути, который напрямую зависит от индивидуальных свойств неокортекса.
Именно поэтому в одной и той же координате познаваемого оказываются совершенно разные методы, подходы и технологии духовного Пробуждения.

Какими бы ни были способы достижения и обретения трансцендентных переживаний, состояния мокши или самадхи, на этапе зелено-желтого перехода от уровня потребностей к уровню Бытия важным элементом поступательной эволюционной динамики становится качество свободного Внимания.
Опыт как составная часть памяти является хорошим суфлером для механических достижений знаний, но плохим советчиком в распознавании самого Сознания. Быть внимательным — значит осознавать то, что есть, и как оно есть, чем бы вы ни занимались. Таким образом, внимание центрируется на Осознании самого Осознающего, обнаруживая состояние чистого Присутствия, где нет историй о себе. Человек выходит за пределы психологических потребностей быть последователем кого-либо или чего-либо. Из его жизни исчезают «ритуальные» подражания, и имитация знаний перестает служить фильтром восприятия реальности. Функциональные свойства мозговой активности выходят из рефлекторного линейного движения, самоосвобождаясь от экспрессии памяти прошлого опыта и становятся проактивными, обнаруживая наличие всегда присутствующего многовариантного выбора. В соприкосновении с Живым и Многомерным Сознанием формы и бесформенного, временного и вечного и проявляются контуры истинных нас.

Советский философ и психолог С. Рубинштейн — создатель программ обучения психологии для университетов (Основы общей психологии) — писал: «Без памяти мы были бы существами мгновения. Наше прошлое было бы мертво для будущего. Настоящее, по мере протекания, безвозвратно исчезло бы в прошлом».
В рамках фундаментальных основ политизированной системы, где отрицалось наличие Духа, а слова «Бог» и «Сознание» были преданы анафеме, и в рамках традиций научного познания объективных экспериментов такое высказывание было более чем оправдано. В подобной интерпретации прошлое уже помещено в настоящее, искажая и парализуя структурные основы каждого Здесь и Сейчас.
Социальный человек есть то, что он помнит, и все, что он помнит, контролирует его поведение в рамках программ, создающих субъективные коммуникации. Для того чтобы глубже осознать принципы воздействия структуры памяти на свойства познания, необходимо более подробно остановиться на том, что такое память.
Именно во взаимосвязи памяти и сознания существует основная причина «застревания» ищущего на зелено-желтом переходе.
Между запоминанием и воспроизведением информации существует психологическая взаимосвязь, которая активирует биологические и социальные механизмы Я-образа. Эти механизмы подчинены определенным закономерностям. Выделим некоторые из них:
Закон интереса — Интересное запоминается легче.
Закон осмысления — Чем глубже осознается запоминаемая информация, тем лучше она запоминается.
Закон установки — Если человек сам себе дал установку запомнить информацию, то запоминание произойдёт легче. Закон действия — Информация, связанная с деятельностью (то есть с применением знаний на практике), запоминается лучше.
Закон контекста — При ассоциативном связывании информации с уже знакомыми понятиями новое усваивается лучше.
Закон торможения — При изучении похожих понятий наблюдается эффект «перекрытия» старой информации новой. Закон края — Лучше всего запоминается информация, представленная в начале и в конце.
Закон повторения — Лучше всего запоминается информация, которую повторили несколько раз.
Закон незавершённости — (Эффект Зейгарника) — Лучше всего запоминаются незавершённые действия, задачи, недосказанные фразы.

Память делится на виды по времени хранения информации:
• сенсорная — обеспечивает удержание информации в течение очень короткого времени (несколько секунд); в это время решается вопрос в ЦНС о необходимости привлечения внимания к этой информации;
• кратковременная память — обеспечивает оперативное удержание информации в течение небольшого времени, без повторения (около одной минуты);
• долговременная память — обеспечивает продолжительное удержание знаний, умений, навыков; объём информации и время ее хранения в долговременной памяти не ограничены, чем чаще человек пользуется информацией, тем лучше она запоминается;
• оперативная память — направлена на удержание промежуточной информации;
• генетическая память — информация содержится в генах (передаётся по наследству) и не поддаётся изменению;

— по предмету запоминания:

• двигательная — запоминание движений (танцы, спорт, худ. творчество), способствует лучшему развитию;
• эмоциональная — память на эмоции; эмоциональная память является наиболее прочной; если эмоции сопровождают запоминание, то оно будет более качественным; на эмоциональной памяти основана эмпатия — способность сочувствовать человеку, сопереживать ему; эмпатия необходима актёрам;
• образная — запоминание образцов восприятия (зрительная, вкусовая, звуковая и т.д.);
• словесно-логическая — запоминание логического материала.

В рамках описанных закономерностей и свойств необходимо объяснить базовые принципы нейрофизиологического подхода к понятию того, что является памятью.
Я обращаю детальное внимание на особенности индивидуальной памяти, поскольку Пробуждение в своем изначальном виде — это путь от себя к Себе после проживания индивидуального опыта «засыпания» в причинности отдельного «я».
С точки зрения нейрофизиологии, функция познавания не локализована в какой-либо конкретной области мозга, если под функцией мы понимаем достижение определенного результата. Необходимо предельно ясно понимать: духовный поиск осуществляется всем мозгом и всем организмом в целом.
Человеческая память состоит из множества систем, сформированных при обучении достигать те или иные результаты на всём протяжении индивидуального развития. Новые слои памяти, формирующие новые мемы, убеждения, не вытесняют прежде сформированные, а наслаиваются на них. Некоторые нейрофизиологические эксперименты доказали, что человек не в состоянии вспомнить какой-либо опыт в своем изначальном виде, а лишь подвергает его подсознательным интерпретациям в соответствии с последующими опытами. Именно поэтому так безнадежны попытки человека простить или принять то, что было в прошлом. Эксперименты психологических трюков с элементами прощения дают временное решение проблем из-за изменчивости структурных особенностей мозга.
Память представляет собой наслоение различных опытов и знаний, на которые в течение жизни накладываются все новые и новые слои. Память — это словно срез дерева, на котором есть приствольные круги, каждый из которых — годичный. У человека вместо годичного круга — слой новой памяти.
Именно поэтому мастера прошлого и настоящего часто указывают на то, что мы все время новые. Живое не может быть застывшим — эта метафора отражает свойства не только нашей Истинной природы, но и того, с помощью чего человек познает себя. На это необходимо обратить пристальное внимание.
Ищущий может что-либо делать, только актуализируя, оживляя ту или иную память, придавая теням все новые оттенки и формы для концептуализации того, что считает собою.

Исследования ученых доказали, что все процессы памяти связаны с биохимическими реакциями и модификациями РНК.
Когда человек совершает какой-нибудь поступок, то он задействует не только ту систему, которая была сформирована во время обучения такому поведению, но и системы, формировавшиеся на протяжении всей его жизни, а также самые древние, основанные на геноме человека. При этом одновременно актуализируется множество слоев памяти — от древних до самых «свежих», только что сформированных. Реализация жизни человека — это история формирования его поведения, включая уровень биохимических изменений в онтогенезе.
Для того чтобы понять, на чем основываются нейронные механизмы памяти и каким образом нейроны обеспечивают формирование памяти, надо посмотреть, как эта память формируется в процессе обучения. Это совершенно необходимо для понимания и того, как формируется опыт забвения.
Такой подход был изобретён еще тысячелетия назад. Он служит решению множества проблем и заключен в следующем: чтобы понять, как что-нибудь устроено, надо посмотреть, как оно было сформировано. То есть путь к пониманию структуры лежит через изучение её формирования. Именно поэтому нам так важно исследовать структуру самого Ищущего. Как он возник? Что из себя представляет вопрошающий?
Для того чтобы задать правильный вопрос, необходимо знать большую часть ответа. Ответ заключен в обнаружении того, каким образом и посредством чего создается вопрошающий.
Давайте сравним две точки зрения на формирование памяти в процессе познавания. Одна из них традиционная, другая системная.
Я буду придерживаться научного подхода, чтобы затем перенести выводы на суть нашего изложения в контексте духовного развития.

Память основана на функционировании нейронных сетей, в которых нейроны взаимодействуют, и объемы этих связей могут изменяться. В изменениях эффективности, увеличении или снижении проводимости синаптических связей состоит основа как формирования личности, так и её деконструирование.
Память, на языке нейрофизиологов, является изменением эффективности синаптических связей между нейронами. Синапс — это нейронные контакты, через которые передается посредством электрического потенциала биохимический коктейль нейромедиаторов, являющийся основой формирования Я-образа и мыслительных процессов.
Существует Инструктивная теория познания, которая говорит о том, что среда инструктирует мозг, что мозг — это Tabula rasa — чистая доска, на которой пишет среда обитания, создавая следы памяти.
В рамках защитных процессов организма человеческий мозг не является «чистой доской». Сталкиваясь с той или иной ситуацией в жизни, мозг не только инструктирует нейронные связи, но и самостоятельно выбирает из огромного разнообразия синаптического взаимодействия те из них, которые заготовлены в процессах эволюции или воспитания и обучения.
Функциональные свойства всего организма выбирают те клетки, которые максимально соответствуют возникшей ситуации. Необходимо осознать, что социальная обусловленность создается за счет и посредством биологических механизмов адаптации. Чем больше человеку с рождения дают нормативов внешнего поведения в виде религиозных, нравственных, моральных убеждений, тем сильнее и масштабнее происходит имплантирование установок переподчинения себя внешним формам коммуникаций.
Именно поэтому поиск Пробуждения или Просветления подсознательно выражается потребностью получить индивидуальное психологическое убежище. Чем большим набором правил человек обладает, тем дальше он находится от Истинного обнаружения Себя.
Подменяя реальность на идеи о ней, человек «уходит» в запрограмированное восприятие подсознательных убеждений. Незаметно для человека такие программы, приобретая посредством психики сущностные характеристики, начинают рассуждать, искать, есть, заниматься добродетельностью, обрастать дополнительными внешними установками, резонирующими с заложенными в эту игру идеями и представлениями. Подобный человек живет внутри многочисленных идей о себе, конфликтующих друг с другом, и поэтому он легко пересматривает содержание ума в соответствии с бесконечно меняющимися внешними задачами и внутренними состояниями. Находясь в этом «неврозе существования», он инстинктивно вынужден в первую очередь выискивать подтверждение своим страхам, и рефлексия эго-ума начинает стремиться не к Истине, а к очевидной безопасности.
Мозг такого человека через ретроспективную рационализацию посредством различных видов мышления и их комбинирования оправдывает множество иррациональных поступков. В результате происходит не просто подмена реальности на идеи о ней, но и изменение биологического фактора Я-образа на геномном уровне.
Подобная идеология означает ментальное самоубийство. Из-за неё первозданная Естьность подвергается коррозии имплантированных знаний.

Человек, воспринимающий выражение Я есть, в большинстве случаев вынужден «благодаря» энергоинформационным захватам биологического «я» подсознательно трактовать это изречение как утверждение о присутствии некоего «Я». Происходит естественный семантический резонанс с представлением о себе через структуру обусловленного опыта с синаптическими всполохами зеркальных нейронных систем. Это один из способов самоидентификации Я-образа в системе встроенных убеждений, социальных и духовных нормативов. Если же на местоимение «я» смотреть как на указатель, а не как на вложенную в это местоимение реальность, то проявляется другая — я называю её Экзистенциональной эмерджентностью, в которой «я» указывает на само Существование. В этом отношении «я» не является реальным, а лишь служит способом самоорганизации целостной живой структуры, знающей Себя через восприятие самого Присутствия. «Я» — это способ познания мира, но миром оно не может являться.
Существует термин Феномен «зонда» или посох Бора. Если заглянуть глубже в историю, то Аристотелем он назывался палкой слепого. Значение этого термина достаточно простое. Когда слепому дают палку, то восприятие внешнего мира для него перемещается на конец трости или палки. Ощущение локализовано на трости, которая теперь не просто подчинена объекту (слепому), но и как бы становится его продолжением. Мозг не способен отделить руку от того, что она держит. Замечу, что для более эффективного использования «зонда» трость или палка должна быть жесткой. Использование мягкого, гнущегося предмета не дает эффективности в использовании «зонда». Чем жестче структурируется «я», тем большей психической реальностью он себя наделяет, и его первоначальная исследовательская суть теряется в проблеме демаркации и объективизации Образа себя.
Организм тела непрерывно отзывается на каждое Здесь и Сейчас. Тело человека как компас указывает на постоянную новизну настоящего момента, но мозг осуществляет выбор и последующую модификацию нейронных связей только с помощью знания себя через Я-образ, предшествующий моменту, либо через бдительное отношение к тому, как этот Я-образ возникает. Это и есть селекция, которая происходит как при формировании памяти, так и в процессе познавания.
Что такое познание себя с позиции Экзистенциональной эмерджентности? Познание себя — это формирование новой функциональной системы, направленной на достижение результата, которого прежде человек не мог достичь. Это бесконечное обновление восприятия Бытия и обнаружение того, что все является производной формой от глагола настоящего времени (есть) и все подвержено изменениям.
В этом явлении непрерывно формируется новая система, «Я» проявляется не в качестве алгоритмированной программы с затвердевшей формой, а как возможность достигать такого обновления, что «Я» уже невозможно назвать собою.

В основе формирования Живого опыта и лежит специализация нейронов. Поведенческий акт в этом представлении есть одновременно движение к ранее сформированным пластам памяти и актуализация только что сформированного опыта. До того как эти нейроны участвовали в процессе познавания, они были готовы сформировать свою специализацию в отношении большого числа разных актов.
Нейрофизиолог, иммунолог, лауреат Нобелевской премии Дж. Эдельман считал, что в самом раннем проявлении онтогенеза формируется, как в магазине, первичный ассортимент, или базовый набор красок для создания картины. И этот набор вмонтирован в структуру индивидуального генома первоначального «Я» как потенциальность к исследованию реальности, а не ее воспроизводству. Этот геном в дальнейшем обновляется в процессе индивидуального развития.
Этот геном по своей сути и в первую очередь является книгой рецептов всех бел­ков организма.
Геном не может задавать тон человеку, подсказывая ему, что делать и как быть. Он создает черты индивидуальности, интеллекта и характера, но в управлении непосредственной активностью деятеля прямого участия не принимает.
На хромосоме 16 лежит ген, роль которого как раз и состоит в передаче управления ходом событий от генома организму. Этот ген предопределяет способность к обуче­нию, запоминанию и — что немаловажно — деконструированию информационных потоков, к чему порою, в случае необходимости, мы прибегаем посредством когнитивной терапии, фармакологического, ультразвукового, лазерного воздействия.
Жизнь человека на биологическом уровне напрямую зависит от генов, доставшихся ему по наследству, но еще больше она зависит от того, чему человек научился в течение жизни. Информация из меняющегося мира, полученная во время переживания возникающих опытов, впитывается гормонами, регулируя поведение, и впечатывается в геном, меняя его. За поведение организма отвечают мозг и нервная система. За миллионы лет эволюции геном создал нейроны, чтобы сообщать мозгу о сенсорном восприятии внешнего мира. Позже, в результате периодического обучения новому отношению к ситуациям, мозг создал реакции на стимул.
Инстинкт — это наследуемое поведение, основанное на генетических принципах, тогда как обучение — это изменение поведения в результате получения новых знаний и опыта.
На уровне мемов первого порядка потребностей обучение создается в основном для достижения дополнительных адаптивных способностей, в основе которых лежат все те же инстинкты. Для перехода практических навыков в инстинкты существует логический предел.
Например, в основе разговорной речи лежит врожденный инстинкт, запечатленный в головном мозге в так называемых зонах Брока и Вернике. Чтобы сделать врожденным словарный запас на уровне специфической терминологии, которой пользуется человек, скажем, на духовном пути в индуизме, потребуется дополнительно сотни и сотни тысяч лет. Техническая «духовная» терминология той или иной традиции многократно упрощает общение адептов одного направления, но делает их речь непо­нятной для окружающих и для тех, кто занимается тем же направлением, но использует другие термины и семантические обороты. Необходимый словарный запас зависит от специализации человека, от мема, определяющего его действия, которые невозможно учесть в генах.

Обучение в первую очередь связано с изменением биохимических свойств синаптических связей. Триггером, запускающим на биологическом уровне потребность к обучению, служит так называемая сенсибилизация. Термин означает приобретение организмом определенных навыков, основанных на чувствительности к чужеродным веществам — аллергенам, и повышение организмом чувствительности к воздействию раздражителей. Сенсибилизация усиливает пропуск­ную способность синапса и, как правило, увеличивает способность к обучению. За усиление пропускной способности синапса отвечает молекула АМФ — циклический аденозинмонофосфат.
То обстоятельство, что Ищущий испытывает дискомфорт и страдания на переходном этапе от одного мема к другому, позволяет ему приобрести новые навыки мышления. На молекулярном уровне этому способствует молекула АМФ.
В 1993г. ученые-микробиологи обнаружили в 16 хромосоме человека связывающий белок CREB, отвечающий за управление памятью. Большое количество экспериментальных данных указывает на основополагающую роль этого белка в поведенческой адаптации и, как правило, в приобретении новых навыков мышления.
На каждом кризисном этапе перехода от одного уровня ценностей к другому мышление требует взвешенного взаимодействия двух процессов: запоминания и забывания. Интенсивность их взаимодействия создает ту самую новизну в восприятии и доверие к изменениям, которые на уровне желтого мема становятся главными признаками отношений мозга с неопределенностью, являющейся основным качеством Бытия.
Белок CREB принимает в этих процессах самое активное участие, воздействуя на память, которая словно растворяется в прошлом. Еще видны контуры страждущего и страдающего по истине, но уже неразличимы дета­ли мотивирующих причин его личного Освобождения.
В случае необходимости на зелено-желтом переходном этапе Ищущему может быть оказана фармакологическая помощь в виде «технического» воздействия с использованием функциональных свойств молекулы АМФ и белка CREB.

К сведению читателей, отсутствие способности забывать — это такая же болезнь памяти, как и неспособность к обучению.
Ученому миру давно понятно, что ключ к памяти лежит в генетике. Ищущему невозможно освободиться от влияния генов, поскольку его собственная объективизация себя базируется на биологических принципах. Если даже способность к обучению у него высока, его внимание все равно будет попадать под воздействие врожденных инстинктов и «неудачных» или «блаженных» опытов. В то же время в основе обучения и, как правило, в свойствах зелено-желтого перехода лежат гены, благодаря которым обучение и сам нейрологический переход становится возможным.
В своей изначальной потенциальности мозг создается геномом, также как Ищущий возникает из механистических потребностей к Пробуждению. Возможность мозга к изменениям в ответ на сигналы из окружающей среды и способность к мотивации предопределена генами. Множество вопросов в нейронауке порождает тот факт, что линейный геном может кодировать сложный, трехмерный и динамически развивающийся мозг. Он же способен создавать застывшую тень самого Ищущего.
Память сама по себе является совокупностью синапсов между нейронами. Исследуя (а не самоподтверждая) что-либо, человек меняет физическую сеть нейронов мозга таким образом, чтобы с помощью образования новых связей там, где их раньше не было или они были слабы, за­писать в памяти новую информацию. «Помогают» ему в этом свойства консервативного генома.
Если память не находится позади вибрирующего переживания Бытия и Ищущий продолжает оставаться вне наблюдения за собою, то любой приобретенный опыт застревает в токсичных определениях Живого Существования, уплотняя игру форм и образов.
Гены демонстрируют удивительный пример такого же «застревания», но с определенным уровнем зрелости самого Ищущего и исчезновением его потребности в контроле за реальностью, у генома возникают способности к делегированию своих полномочий более высокоорганизованным структурам коры больших полушарий мозга.
«Зрелый» Ищущий при этом становится как бы прозрачным для самого себя. Если же он продолжает вытеснять прежние знания о себе, то проясняется Видение того, как через биологические функции «я» в Осознавании создаются объекты в виде тела и мира.
Мозг человека представляет собой гораздо более впечатляющее творение, чем геном. Триллионы синаптических связей, образующих трехмерную сеть, несут в себе несравнимо больше информации, чем миллионы нуклеотидов, выстроенных в линейную нить. Для функ­ционирования мозга необходима энергия и множество белков, обеспечивающих генерирование электрических импуль­сов и химических сигналов. Это многомерно сложнее молеку­лы ДНК, состоящей всего из четырех нуклеотидов. Мозг воспринимает информацию, она в свою очередь изменяет сам мозг, делает его более маневренным в восприятии и обработке информации особого типа, к которой можно отнести феномен Просветления. Кстати, фактологические исследования ученых давно подтвердили позиционную теорию контроля раннего эмбрионального развития мозга, доказывая, что на ранних стадиях его развития нет жесткой генетической предопределенности. Упрощаю, судьба клетки определяется не геномом, а межклеточными биомеханическими взаимодействиями, в каждом Здесь и Сейчас.
Память — это не информация, записанная на флешку или в папки на рабочем столе в компьютере, из которого пользователь достает материал, использует его и возвращает на место. Память — это то, что все время меняется. Специализация нейронов формируется относительно свойств обновленной памяти. Этот процесс можно регистрировать в изменениях генетической, нейронной, молекулярной активности.

В книге неоднократно обращалось внимание на то, почему качества самого Ищущего кажутся неизменными, что заставляет человека запускать инерционный цикл объективизации себя, из-за которого возникает неистребимое ощущение безысходности помочь себе. В нейронах не только существует множество данных, которые накапливались в процессе выработки условных рефлексов. Нейроны еще способны к ответной реакции на стимул. И ответ связан не с формированием новой системы, а с модификацией старой памяти, связанной с формированием новой системы. Это явление необходимо предельно ясно Осознать. Модификация старой памяти называется «аккомодационной реконсолидацией», что означает приспособленческую форму выживания. Повторяю важный вывод: пока Ищущий не способен направить свободное Внимание на то, как проявляются функциональные свойства биологического «я», мозг будет проявлять свои адаптационные механизмы.
Такой Ищущий в своем поиске не столько пытается познать себя, сколько найти в идее Пробуждения психологическую защиту, потому что предыдущее убежище он потерял из-за своей собственной неудовлетворенности. Вспомним принципы селективной памяти и закономерность, указывающую на то, что любая боль и любое страдание толкают человека к познанию своей изначальной природы.
Если формирование памяти — это ее упрочение и консолидация, то ее повторное использование тем, кто знает себя в качестве формы, называется реконсолидацией. Это вторичная консолидация. Проявленные в этом случае механизмы клонирования и симуляции самого себя на духовном Пути становятся основными инструментами, которыми Ищущий прибивает себя, и с каждым разом все сильнее, к кресту противоположностей.

В последнее время ученые активно изучают области мозга, отвечающие за сохранение и воспроизведение информации, а также процессы забывания, в которых мышление принимает непосредственное участие.
В начале ХХ века в психологии появилась смысловая теории памяти, суть которой заключается в том, что все процессы и сопутствующие реакции протекают прямо пропорционально наличию смысловой связи, которая их объединяет. Процессы памяти находятся в прямой зависимости от процессов ассоциативного мышления. Таким образом, память как осмысленная деятельность Ищущего связана с поставленной им задачей.
Вопрос о памяти не станет проще, если его свести только к комбинациям молекул в ней­ронах. Интенсивность перехода к пробужденному Сознаванию состоит из многофакторных явлений. Нет и не будет более вероятного фактора к Пробуждению, чем обнаружение самой возможности Быть.

Прямо Сейчас: Читающий эти строки, распознай качество мысли во всем, что ум видит от себя, и обнаружь за этой ментальной игрой изначальное ПРИСУТСТВИЕ, которое не может быть чьим-то. Осознай Осознающего и наблюдай то, как в немой пустоте предлагаемого опыта очертания прошлого в памяти не заявляют о себе и не требуют к себе внимания. Доверься этой Святой безысходности, в которой невозможно сделать ничего следующего. Смотри на то, как эмоциональная реальность вытекает из восприятия вместе с Ищущим, который не способен «развязать» самого себя. Свобода проявляется лишь в том, в чем ты теряешь надежду и смысл. Все уже выражено в Тебе и Тобою в тотальной и безусильной Сейчастности. Ты не можешь избежать изначальное Осознавание, так же как не можешь избежать игры в Жизнь, но познать Себя способен лишь тот, кто видит, как игра проявляет свои характеристики через комплексные функции человеческого организма.
Нейро-Сталкинг

Когда человек не цепляется за чувственные переживания, он выходит за пределы рефлекторных психологических потребностей симулировать жизнь для самоутверждения несуществующего Образа себя. В этом случае из Жизни исчезают «ритуальные» подражания, заимствованные из догматичных верований. Инерционное воспроизводство внешнего мира теряет свою слепую силу. Самоосвобождаясь от знаний и прошлого опыта, мозг становится чистым инструментом Сознания, обнаруживая наличие всегда присутствующей возможности просто Быть. Быть без объяснений и оправданий, без историй и ожиданий.
В соприкосновении временного и вечного, формы и бесформенного проявляется изначально неделимое Живое и Многомерное Бытие, которого невозможно достичь, потому что оно не может быть потеряно.
Вне Видения этих простых Истин прямого восприятия реальности обусловленное внимание всегда будет находиться под влиянием нейрофизиологических процессов головного мозга, подчиненное своим биологическим свойствам.
Когда нейросемантические связи этнологического, социального, религиозного контекста создают устойчивые и запутанные комбинации в коре головного мозга, их начинают дополнительно подпитывать ритуальными методами воздействия, создавая рефлексы во взаимодействии неокортекса с нейроэндокринной системой. Этот механизм причинно-следственного самозабвения дополнительно удобряется идеями «насильственного» вегетарианства и прочих идей аскетизма. Реализуя эти идеи, необходимо руководствоваться компетентной и комплексной информацией (Check up) от врачей и знать, что белково-липидное голодание может тормозить возникновение новых нейронных связей, из-за чего в головном мозге снижается уровень подачи питательных веществ из животных белков, углеводов, жиров, кислорода, воды, а также ухудшается последующий вывод продуктов метаболизма. Все эти процессы создают нейрофизиологические нарушения и служат причинами возникновения болезней — Альцгеймера, атеросклероза сосудов, гипертонии и, как следствие, инсульта. Кстати, болезнь Альцгеймера у женщин проявляется в 4—8 раз чаще, чем у мужчин. Это говорит о том, что женщины являются заложниками своего гормонального фона, а именно жесткого форматирования картины «своего мира» с эмоциональным отношением к происходящему.

Невежество по отношению к потребностям тела, прикрываемое демагогическими установками духовных и религиозных мемов, вызывает множество психосоматических патологий, тормозя погружение в подлинную духовность. Человек теряет контакт с реальностью Бытия, перестает творить, выражать свои индивидуальные особенности и способность к созидательной деятельности.

Руководство принципами псевдо-аскетизма создает «благодатную» почву для подчинения мозга уже сложившимся алгоритмам религиозного толка. Духовные технологии, предлагающие варианты лучшего «сценарного плана себя», неукоснительно следуют подобным принципам воздействия на физиологию в целом. Человек становится легко управляемым внешними догматами, решающими за него все процессы внешней активности.
Принципы имитации действительности и ролевое отношение к ним передаются на лимбическую систему, которая дает обратные сигналы неокортексу не думать, не высовываться, не желать более того, что тебе предлагают в качестве реальности. Не включая новые нейронные связи в неокортексе, мозг экономит до 20% всей биологической энергии, и человек переживает свободу только в пределах длины цепи, на которую он сам себя сажает.

Парадокс состоит в том, что даже если человек осознает роль, которую играет, он не перестает имитировать сценарный сюжет для своего персонажа. Если человек знает через тонкое восприятие «я деятель», что он играет в данный момент, это видение дает ему большую степень свободы. Он начинает осознавать, что во взаимодействии с другими он стал заложником действующих стереотипов, что конфликт является лишь следствием тех ролей, которые созданы в его головном мозге за счет устойчивых нейронных связей. Тогда возникает новая модель поведения, выраженная в знании о знаниях. И она стремится подтвердить реальность себя в искусном оперировании новыми понятиями. Эта более изощренная модель обусловленного поведения представляет собой скрытую «духовную гордыню», которая исчерпает себя очень глубоким психическим кризисом.
Мозг, переживая опыт субъективной реальности, каждый раз вырабатывает модель поведения. У каждого конкретного человека она своя, и мозг постоянно ее повторяет. В целях экономии энергии тратить силы для изменения роли нерационально. Именно поэтому мозг непрерывно стремится перевести реальность на язык символов и форм, создавая под них стереотипы и привычки. Так пишутся сценарные сюжеты под названием «Моя Жизнь».

Для того чтобы создать по-настоящему новое, шагнуть в неизвестное, необходим внутренний апокалипсический кризис. Система мемов уровня потребностей должна подвергнуться разрушающему дисбалансу. Позволить себе разумное сомнение в своих собственных проекциях может только тот, кто способен и готов выйти за рамки привычных стереотипов взаимодействия с внешним миром.
Мозг сопротивляется такой обнаженности и, рефлексируя, продолжает воспроизводить однажды выработанную модель поведения. Человек, как правило, оказывается заложником своего собственного опыта и страха перед неизвестностью. Горизонтальные технологии духовного роста позволяют выработать новую модель поведения, новую игру. Но смена перспектив и парадигм не меняет отношение Я-образа к самому себе, а лишь ремодулирует его игру с самим собою. На уровне нейрофизиологии это активизирует те зоны мозга, в которых живут все прошлые опыты и образы, реанимируя их фейерверками биохимических потенциалов. Такое психически обусловленное явление создает ощущение безысходности сделать себя более счастливым в рамках предлагаемых программ. С каждой новой технологией «духовного роста», «расширения сознания» и «самосовершенствования» того, что существует лишь как синаптическая связь в неокортексе, Ищущий быстро «перегорает» в своем стремлении найти то, что не в состоянии осознать и осмыслить внутри своих собственных программ и убеждений.

Биологическому организму свойственно стремиться получать как можно больше энергии, при этом экономя на процессах внешней активности. Этот принцип является основой адаптивных свойств организма. Нервная система служит триггером быстрой реакции организма на любые изменения внешней среды. Чем эффективнее работает система определений, тем меньше организм подвержен внешним воздействиям. Именно поэтому большинство принципов «духовного поиска» базируются на ассоциативном подходе причинно-следственного свойства.
Мозг стремится к простому и примитивному описанию внешнего мира для быстрого восприятия образов. Чем быстрее в мозге происходят эти процессы, тем быстрее организм способен проявить свои рефлексы моторного свойства, то есть избежать опасности или снять энергетическое напряжение в объективизации реальности на предмет «свой-чужой». Эта биологическая адаптивность построена в первую очередь на химической, электромагнитной и механической чувствительности специализированных рецепторов организма.
Операции мыслительного процесса начинаются с ассоциативного сравнения. Далее осуществляется анализ, и за ним по восходящей следуют: синтез, абстракция, конкретизация, индукция, дедукция, классификация, обобщение.
В этих процессах мозг создает через опыт нервного раздражения его модель, которая впоследствии заменяет сам раздражитель. С этой моделью нервная система теперь может работать, она может ее хранить, видоизменять и использовать вместо реального раздражителя. Сенсорный образ — один из вариантов объективизации себя ко внешнему миру, соотношения с ним. В непростых социальных коммуникациях человека с человеком принципы мышления многократно усложняются.
Взаимосвязь между стимулом и реакцией создает прочные стены «тюрьмы» для человека, жаждущего Истины. Стены этой тюрьмы становятся прочнее, когда мышление оперирует не только такими образами, как перцептивные (чувственные) и репрезентативные (представления, интерпретации), но и нечувственными понятиями, которые формируются в коре головного мозга. Сенсорные образы формируются в первичных зонах мозга соответствующего анализатора.
Когда человек оперирует некоторыми интеллектуальными объектами или понятиями внутри Осознавания, то одновременно их может быть только три. То есть, если вы думаете о своей новой машине, вы можете еще думать о цене на бензин и пробках на дороге. Но если в этот момент вы представили, какую обувь вам надеть, то один из предыдущих объектов выпадет из восприятия. Когнитивные процессы усложняются еще и тем, что длина мысли ограничивается тремя секундами. Затем мозг переключается на другую мысль и смешивает воедино несколько не связанных между собою мыслительных конструкций, создавая «винегрет» из отдельных мыслей, не имеющих отношения к первоначальному смыслу. Так создается впечатление длительного мыслительного процесса. Однако мозг думает над одной мыслью всего три секунды. Ограниченность таким феноменом не позволяет человеку Осознать, что между поиском «убежища» и поиском «Света» существует огромная разница. Поэтому он не может уйти от безысходности в замкнутом мирке самоорганизующихся страданий, в которых Я-образ становится все более убедительным и реальным.

Именно поэтому массовое пробуждение в рамках линейных программ предлагающие новый вариант себя имеет результаты только на уровне частоты ментала воспроизводящий суррогат времени.
Учитывая способность мозга создавать «свою карту мира», личное отношение к духовному поиску и фенотип человека, был создан проект «Нейро-Сталкинг», которая основан на передовых знаниях и открытий нейронауки. Этот проект направлен на детальное, целенаправленное и обстоятельно выявление подсознательных «ловушек» и ментальных алгоритмов образа о себе.

Это направление основано на индивидуальном подходе к каждому человеку. Проект является своеобразным прототипом учения Атма-Вичары, которая ассимилирована к передовым знаниям Нейронауки и восприятию современного человека.
Атма-Вичара…

В данном проекте каждый участник проходит ряд тестовых задач и после опроса при необходимости дополнительно предоставляются результаты картирования головного мозга (ээг, фмрт), анализы на гормоны.
Подробная клиническая картина дает возможность существенно прояснить физиологические особенности человека, его специфические свойства подсознательного структурирования картины мира. На основе этих данных формируются план индивидуальных задач и дальнейшее взаимодействие в группе.
Учитывая особенности индивидуального развития организма совокупность последовательных морфологических, физиологических и биохимических составляющих, детальная карта физиологии человека в рамках де-программы «Нейро-Сталкинг» позволяет преобразовывать внимание индивида с воприятия подсознательных интерпретации происходящего с субъектов на сам объект воспроизводства. Подобный подход даёт возможность поисковую активность мозга направить с линейного воспроизводства реальности на обнаружение того, как формируется история «сна» и сценарные сюжеты «деятеля». Именно поэтому необходимо не одухотворять значимость данного проекта, поскольку подсознательные программы нервной системы в этом случае начинают воспроизводить новый образ о себе, через который будет транслироваться и искажаться основополагающая суть «Нейро-Сталкинга».
Данное мероприятие способствует Сущностному и устойчивому распознаванию Сути себя вне имитационных контекстов, линейных идей, предположений и ожиданий.
Устойчивое переживание своей истинной природы берет начало в возможности сопоставлять проявления ассоциативных процессов с каждым возникающим Здесь и Сейчас.
Чтобы познать Себя, познай то, кем ты не являешься. Это знакомое выражение указывает на возможность самого мозга обнаружить то, как выстраиваются ассоциативные связи воспроизводства кого-то, помещенного за пределы Самосознания. В этом явлении раскрываются сущностные характеристики Сознания — знающие Себя посредством самого Себя и только в самом Себе.
Повторно и предельно ясно обращаю внимание, для того, чтобы данный проект способствовал истинному узнаванию и переживанию Сущностного себя, важно не быть охваченным идеей о «спасении» или «индивидуальным пробуждением» посредством предлагаемого мероприятия.

Чтобы выйти из порочного круга невежества, необходимо ясно Увидеть и Осознать принципы и процессы самого Познавания.
Человеку необходимо ответить самому себе на вопрос — как возникает само Знание Себя?
В словах Просветление и Просвещение существует один корень, подсказка, которая стремится дать направление «страждущему» Истины. Святые люди видятся Святыми только из мрака невежества и тьмы незнания. Светоносцы, распознавшие свою истинную природу, с древних времен описывались с нимбом над головой, символизирующим не святость, а свет самого Присутствия, к которому невозможно что-либо добавить. А святые дела, которые они совершали, — это прямой отклик на первозданную Суть самого Бытия знающее себя в прямом освещении самого Присутсвия. Не случайно в Никейском символе веры человек — «Сын Свет от Света». Истина там, где Свет, Истина является самим Светом.

Устанавливая сущность Познания, его формы и принципы, Ищущему необходимо стремиться ответить на вопросы, как возникает Знание и как оно соотносится с действительностью. Неспособность обнаружить возникновение этой причинно-следственной закономерности и вовлекает мозг в реальность отдельного «я». Дальнейшие принципы мышления подчинены субъективному опыту Я-образа, который кроме своих собственных отражений ничего более не видит.
Осознание ограниченности Я-образа означает истинное начало движения к Самопознанию. Нейро-Сталкинг дает возможность направить поисковую активность на обнаружение того как создается матрица обусловленного восприятия на начальном этапе подсознательной самоорганизации. Ищущий начинает видеть причины возникновения теней неведения, соотносящихся с его представлениями о реальности. Только такое движение создает первородную искренность и честность Познания, существующую у детей, не обремененных ролями. И эта поисковая активность не пропускает мимо себя распознавание Целостного Настоящего и самодостаточность изначального и не потерянного Присутствия.
В этом случае Ищущему становится интересен сам акт Познания, а не форма результата, которая резонирует лишь с частотой скрытой мотивирующей потребности. Именно этот интерес дает возможность самому процессу Познавания выйти за пределы Деятеля, разрушая его ограниченность собою.
Для того чтобы обнаружить механизмы внутреннего подсознательного манипулирования самим собой, порой достаточно в обыденности дней искренно и ответственно присмотреться к любому незнакомцу, который стоит перед вами. Прислушайтесь к шороху мыслей. Честно и ответственно обратите внимание на то, как динамика мозговой активности осторожно, через маску игры, нащупывает в «другом» человеке внешние характеристики, с которыми можно взаимодействовать. Когда ярлык обнаруживается: «он — директор» или «он — таксист», мысли начинают выстраивать сценарный план общения, в соответствии с теми определениями, которые ум начал выдавать за реальность.
Ирония подобных отношений состоит в том, что другой человек поступает также, подстраиваясь под искусственные механизмы взаимодействия и манипуляции, и все одновременно проживают и поддерживают друг в друге множественность фиктивных реальностей, на что уходит огромная психическая энергия.
Смотря, слушая новостные программы или убедительные выступления очередных ораторов, такие люди быстро начинают испытывать ненависть к тем, кто не вписывается в их идеологические системы, подверженные манипуляциям извне. Неистово бросаясь под лозунги одних, они с «праведным» гневом начинают топтать других, не замечая, что сами всего-навсего служат послушным инструментом в руках мастеров иллюзий.
Люди с подобным реактивным мышлением не живут, а выживают, удовлетворяя потребность в безопасности, но не в духовном смысле. Они ощущают себя свободными только в рамках сценарных планов, ограничивая себя и других от целостного проживания Мира.
Но ни у кого нет никакой власти над человеком. Только он сам позволяет управлять собой, выбирая внешние ценности и убеждения, соответствующие выбранным границам «свободы».
Подобное психологическое поведение — это скрытая агрессия, направленная на самого себя, которая создает состояние хронической неудовлетворенности. И эта бессознательная реакция на бессмысленность существования прогрессирует и переходит в реактивные психозы, агрессию, депрессивные состояния, иррациональные страхи, доходящие до абсолютного абсурда в виде таких проявлений как анатидаефобия (навязчивый страх, что где-то в мире есть утка, наблюдающая за вами). Это было бы смешно, если бы не было так грустно от осознания, что за этим скрывается трагедия человека, рожденного для Созидания и творческой Самореализации.

В ряду множества причин, описанных мною в книге, Познание человеком своей Истинной Сути ограничено структурой обусловленного восприятия и мышления, и поэтому мозг человека не способен напрямую переживать Мир, а вынужден посредством своих адаптационных свойств застревать в определениях и интерпретациях.
Подменяя реальность на идеи о ней, человек уходит в восприятие бессознательных убеждений. Незаметно для человека, запрограммированное восприятие начинает рассуждать, искать, есть, заниматься добродетельностью, обрастать внешними правилами и принципами, резонирующими с заложенными в эту игру программами. Но такое мировоззрение означает ментальное самоубийство, из-за которого первозданная Естьность подвергается коррозии с помощью» имплантированных знаний.

Такой человек живет внутри многочисленных идей о себе, конфликтующих друг с другом, и поэтому легко пересматривает содержание ума в соответствии с бесконечно меняющимися внутренними состояниями. Находясь в этом «неврозе существования», он инстинктивно вынужден в первую очередь выискивать подтверждения своим страхам. Рефлексия эго-ума начинает стремиться не к Истине, а к очевидной безопасности. Мозг человека через ретроспективную рационализацию оправдывает множество иррациональных поступков. В результате происходит подмена реальности на идеи о ней.
Человек, живущий представлениями о себе, застревает в линейных учениях и концептуальных идеях, выстраивая изощренные стратегии верований и многоуровневые системы игры в духовность, при этом не сомневаясь в «совершенстве» выбранного пути. Но никто не задается вопросом, посредством чего и кого контролируется подобная информационная игра. Для Ищущего, не ведающего природу возникновения любого чувства и деяния, сценарий сна никогда не изменится. Меняются только содержание энергоинформационной матрицы, персонажи и декорации сна. Но в реальности нет двух одинаковых людей, снежинок, деревьев. И даже в мире субатомных частиц нет ничего застывшего. В этом первое и самое важное проявление Сути Сознания и самой Жизни, подсказывающей человеку истинное направление поиска.
Необходимо Осознать, что любая система классификаций и определений нестабильна и является самообманом, поскольку Естьность Существования не находится на частоте ментала. В череде духовных идей и поиска истины гораздо важнее задуматься над тем, кем человек не является. Перенаправляя внимание с поиска на Присутствие Себя, он сможет Осознать не то, что он хочет найти, а само Видение, являющееся процессом Бытия.

Прямо сейчас: Обнаружь нерушимый и древний факт того, что если не Осознается сам читающий эти строки, то подсознательно начинают вопроизводиться новые сценарные планы, соответствующие данной «информирующей» публикации! Посредством существующего Образа себя создается новая энергоинформационная игра, требующая пищу в виде очередных идей о себе и эпического вопроса «Что делать?»
Если же в процессе чтения сам читающий и процесс чтения Осознаются, то происходит фиксация реальности Себя и Собою, и чтение уже не сопровождается воздействием нейросемантических структур, подсознательно управляющих различными реакциями психики. Запрограмированное восприятие ослабляет свою незримую хватку, и информация усваивается в более глубоком и прямом опыте Познания.
Осознайте прямо Сейчас возникновение внутренних комментариев, природу их появления. Осознайте, как мозг снова и снова пытается переместить внимание с внутреннего самоосознавания на свою ментальную территорию, в рамки внешних переживаний.
Мозг не может увидеть самого вопрошающего. Но кто он, этот вопрошающий? Насколько он реален? Откуда он возник прямо Сейчас? Мозг человека не способен ответить на эти вопросы, поскольку ограниченность свойств мышления, о которых мы неоднократно говорили, уводит внимание из многомерного Осознания Сути Присутствия в плоскость символических смыслов причинно-следственных связей, в мир логики, являющейся основной религией человечества.
Ответственно и искренно Осознайте, что все вопросы создаются и озвучиваются только в уме и посредством ума, линейные свойства которого имеют качества самой личности. Любые мысли, также как и любые качественные, количественные проявления самой личности, являются характеристикой подсознательной программы Образа себя. До тех пор пока человек ищет, управляет поиском, прощает или находится в любом другом формате достижения, он фактом своего деяния вовлекается на ментальную территорию ума, в процесс ожидания, формирующий и подпитывающий энергоинформационную матрицу Образа себя. Такой человек продолжает оставаться в системе вербальных представлений, созданных им самим. Человек как неотъемлемая часть Жизни существует в процессориентированной Вселенной, где все подвержено переменам, и Реальность гораздо многомернее, чем он может ее почувствовать, пережить или понять. Какие бы ни были приложены усилия, и какие бы принципы достижения не использовались, пробуждается не человек, а Сознание. Эволюционное развитие Духа состоит в умении Сознания не быть внутри этих процессов, а свидетельствовать Единство и Целостность Бытия. Свободу невозможно найти или прийти к ней. Можно только быть ею, Осознавая причины своей несвободы…



Заказать звонок